Вопрос знатокам трэша девяностых

А скажите, друзья-товарищи-коллеги...
Есть ли среди нас почитатели или хотя бы просто читатели такого гиганта мысли, как Юрий Дмитриевич Петухов? А конкретно его романа "Звёздная месть"?
Дело вот в чём. В течение многих лет я совершенно чётко помнил, что в первой книге этой пенталогии (других я и не читал, в принципе), есть фраза "Каждый обязан быть зургом". И относится эта фраза к негуманоидам "Системы" (они повествуют о себе и устройстве своего общества). Причём там же давалось растолкование слова - "зург" значит что-то вроде "подключенный к коллективному разуму".
Но вот сейчас я открыл пенталогию (понадобилось там кое-что проверить) - так вот, слова "Зург" в первой книге нет ВООБЩЕ. Специально проверял поиском - нет такого сочетания букв и всё.
Во второй книге это слово появляется, но имеет оно совершенно другой смысл, и относится к обитателям Пристанища, а не к негуманоидам Системы.
Вот теперь и думаю - то ли у меня был колоссальный глюк продолжительностью в десять лет - то ли имеющееся в сети издание существенно подредактировано в сравнении с печатным.
Ну не мог же я сам этот диалог выдумать на пустом месте?

Пы. Сы. Нашёл.

– Скажи, почему тебя называют Верховным Демократом, что это за титул такой?
Он ощущал твердое тело переходника под мышкой, и это делало его безрассудно храбрым, даже наглым.
– Вот ты как ставишь вопрос, лягушонок? Ну ладно, перед смертью приговоренному делают послабления. Отвечу, да только тебе не понять! Я – никто и ничто! Как и миллионы и миллиарды других обитателей Системы. Любой может взять на себя тот титул, какой ему понравится. Ибо любой из нас – лишь частица Единого Сущего, Общего Системного Разума. И любой является и обязан быть демократором – то есть приобщателем к Сущему. Подлинная власть каждого, а стало быть и власть народная, всеобщая, только там – в Системном Разуме. В нем есть и несколько приобщенных с Земли, мало, но есть. Вам еще предстоит пройти долгий путь развития, чтобы окончательно избавиться от гуманистических и религиозных предрассудков, чтобы переработать человеческий, земной материал в сверхсуществ-демократоров, несущих миру новый, наш порядок...


Вот абсолютно этот диалог. Только вместо "Демократор" было слово "Зург". Видимо, подправлено автором в соответствии с веяниями времени.
Начальный вариант был лучше.
с демократором тоже хорошо.
Действительно в системном распределенном общем-телепатическом разуме мира есть что-то демократическое, когда каждый все и ничто.

P.S. Думаю в реальности Хаархана-А простой надзиратель отличается все-таки от старого,заслуженного товарища из хорошей семьи,это просто видно из текста книжки, сколько бы Верховный не рассказывал про равенство. Тоже самое будет и на земле,демократия демократией а ....
Там вообще "людей" (то есть собственно биологических разумных) немного.

— С кем ни говоришь, никого, получается, нету! — ворчливо произнес Иван, глядя на тоненькие вытягивающиеся пальцы, на вырастающие и тут же загибающиеся черные когти. — Все рассредоточены, все — и тут, и там, и нигде толком! У меня складывается впечатление, что меня дурят, разыгрывают — нету, видите ли, никого! Ни палачей моих нету, ни гонителей, ни хулителей, ни доброжелателей! Один только я вроде бы и есть в этой чертовой Системе!
Вертухаи дернули за цепи со всей силы. И снова обрушили на Иванову голову свои лучеметы — на этот раз они дубасили его прикладами.
Верховник подождал, пока тем не надоест бить жертву. Потом пояснил:
— Наша цивилизация невероятно древняя, и здесь на самом деле большинства нет, почти никого! Я порой и сам не могу понять, где клон-двойник, где квази-дубль, где живой…
— А эти? — Иван, утирая кровь хлещущую из носа, ткнул в гундосого.
Верховник махнул рукой, протянул брезгливо:
— Эти и вовсе нелюди-киберы! Чего с них возьмешь?!


Edited at 2015-01-07 03:38 pm (UTC)
Страшно подумать, что вызывают тексты Яроврата.
Одно думание о них вызывает такое, что даже страшно подумать.
Придётся серьёзно подумать над тем, как не думать о том, о чём лучше не думать во избежание того, о чём страшно подумать.
Так не зург
Иван его грубо перебил:
– Скажи, почему тебя называют Верховным Демократом, что это за титул такой?
Он ощущал твердое тело переходника под мышкой, и это делало его безрассудно храбрым, даже наглым.
– Вот ты как ставишь вопрос, лягушонок? Ну ладно, перед смертью приговоренному делают послабления. Отвечу, да только тебе не понять! Я – никто и ничто! Как и миллионы и миллиарды других обитателей Системы. Любой может взять на себя тот титул, какой ему понравится. Ибо любой из нас – лишь частица Единого Сущего, Общего Системного Разума. И любой является и обязан быть демократором – то есть приобщателем к Сущему. Подлинная власть каждого, а стало быть и власть народная, всеобщая, только там – в Системном Разуме. В нем есть и несколько приобщенных с Земли, мало, но есть. Вам еще предстоит пройти долгий путь развития, чтобы окончательно избавиться от гуманистических и религиозных предрассудков, чтобы переработать человеческий, земной материал в сверхсуществ-демократоров, несущих миру новый, наш порядок... Впрочем, вам уже ничего не предстоит, вам...

Зург из другой книги и не об этом.
Re: Так не зург
Да, только что нашёл. Но в печатном оригинале было именно "зург".
Re: Так не зург
а ведь действительно всеобщий разум это крутая форма демократии.
В обоих печатных вариантах, что я читал - и в пятитомнике, и в журнале - был Демократор. Зурги появились во втором томе, не раньше.
Демократоров не помню, а помню именно зургов, кстати.