gcugreyarea (gcugreyarea) wrote,
gcugreyarea
gcugreyarea

Categories:

Абсолютная ересь

Поклонникам оригинальных франшиз - читать осторожно под угрозой вывиха мозга.
Остальным - критика как всегда приветствуется. Лично я нижеприведённый текст считаю образцом КАЧЕСТВЕННОГО кроссовера и ролевой игры, но если кто-то захочет назвать сие халтурой и графоманством - не обижусь. Только постарайтесь обосновать, почему именно халтура. Вопли "этого не может быть, потому что не может быть никогда" и "в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань" за очевидностью отметаются.
Писалось в соавторстве, но имена соавторов по их просьбе скрыты (теперь открыты).

Кота Хиранович Ефремов
(Анжела Ченина (eglenn) и Серая Зона (gcugreyarea)).
Час вампира.

Пластиковые панели холодных оттенков, некоторые треснувшие или пробитые... Осколки примитивных ламп "дневного света". Здесь не было ничего живого, человеческого. Обстановка напоминала лабораторию, но найденные остатки предметов обихода показывали, что люди жили здесь годами. Трудно было представить, какую нагрузку на психику они должны были испытывать.
Возле лифта лежал белый костюм. Пыль внутри этой одежды некогда была человеческим скелетом, но органика истлела - а синтетическая ткань пережила тысячелетия. Судя по положению рукава, в момент гибели человек тянулся к кнопке вызова лифта.
Эти безрадостные картины, проецируясь на небольшой экран, сейчас проплывали сейчас перед ее глазами. Первый цикл анализа должна была завершить автоматика; Фай и без того слишком рисковала, решившись на подобную операцию в одиночку. Риск был велик - подобные места часто содержали ловушки, приготовленные некогда для возможных врагов.
Сверяясь с данными, поступающими от исследовательских роботов, она облегченно вздохнула. К счастью, на этот раз - все чисто. Помещение безопасно, и можно идти внутрь самой.
Фай поднялась. Проверила сканирующую и записывающую аппаратуру, закрепленную на плечах защитного комбинезона, облегающего тело, как вторая кожа, миниатюрный генератор защитного поля на груди. Пару минут она стояла, стараясь справиться с охватившим ее волнением, приводя в порядок мысли и чувства, и лишь когда эмоции улеглись, а восприятие обострилось - она, не спеша, пошла вперед, по коридорам, ведущим в бункер. Над ее головой в воздухе реял плавающий светильник, рассеивающий темноту - отчего казалось, что она идет в круге света, а вокруг - обступающая, угрожающая тьма... живое воплощение бездны времени, и ужаса прошлых веков.
Коридор несколько раз ветвился, ведя в комнаты - обычно с пустыми, мёртвыми экранами мониторов. Одежды от погибших больше не встречалось - видимо люди здесь погибали постепенно, один за другим, и выжившие успевали захоронить их. Там, возле лифта, умер последний.
Кабина лифта проржавела и "приварилась" к шахте. Сам бетон шахтного ствола искрошился, но нержавеющий металл каркаса продолжал его держать.
Внизу, на "нолевом уровне", был только бункер, и небольшая комната перед ним. Нечто вроде "прихожей", с системой автоматической сигнализации. Обычно в таких комнатках находились живые охранники, служившие последним рубежом обороны. Но здесь проектировщики почему-то отступили от традиции.
Белые стены, один пластиковый стул (видимо, для гостей) и дверь с крестом. Один человек спускался сюда на лифте, усаживался на стул, затем поступала команда из центрального пульта. Дверь открывалась, и... что происходило дальше, фантазия подсказать отказывалась.
Крест. Символ древней религии - христианства. Очень странно - в военном бункере?..
Сейчас вся автоматика была мертва. Открыть эту дверь c мертвого пульта было невозможно; сделать это можно было только силой. Но, может быть, помещение за дверью окажется доступно для сканирования?..
Отступив, она задала роботам программу полного анализа загадочного помещения - во всем спектре излучений.
Древние изрядно постарались, чтобы защитить эту "крепость внутри крепости" от всех видов просвечивания, но магнитно-резонансное сканирование всё же смогло проникнуть сквозь броню.
Приборы не обнаружили ни радиоактивных элементов, ни токсинов, ни больших скоплений металла. Внутри бункера имелась полость, размером примерно три на пять метров. Газ внутри полости точно определить не удалось, но судя по спектрам элементов, это был обычный атмосферный воздух.
В дальнем углу бункера скорчилась... мумия? Сканирование показало только скелет, сидящий на полу со скрещенными ногами и головой, опущенной на руки. Осталась ли на этом скелете какая-то плоть, одежда, консерванты - роботам определить не удалось, томография имела свои ограничения.
Справа от скелета или мумии находилось нечто продолговатое, прямоугольных очертаний, в основном углеродное по химическому составу, скорее всего органическое.
Она вздрогнула, еле справившись с волной жуткого чувства: кто бы ни был человек, заключенный в этой камере, но, очевидно - он умирал один, запертый, должно быть, в полной темноте... воображение нарисовало картину этой смерти, и Фай вздрогнула всем телом. Религиозный фанатизм? Быть может, его заперли здесь - по неким религиозным мотивам?..
Как бы то ни было, нужно доводить начатое до конца. Автоматика уже настроила лазерную аппаратуру таким образом, чтобы преодолеть закрытую дверь.
Отступив в глубину помещения, Фай включила робота, и в броню ударил яркий луч лазера.
Броня поддавалась плохо, оказавшись весьма тугоплавкой. Если бы женщина предусмотрительно не отошла, её обожгло бы брызгами металла. Роботу понадобилось около часа, чтобы завершить разрез по периметру двери. Наконец броневая плита отошла в сторону, и взгляду Родис предстало внутреннее помещение бункера.
"Мумия" оказалась высоким человеком в лохмотьях. Тело полностью сохранилось, никаких признаков разложения, только высохшая кожа. Длинные седые волосы свисали до пола, закрывая лицо.
"Тёмное пятно" - деревянная коробка, видимо, некогда выложенная изнутри бархатом или другим мягким материалом, но сейчас заполненная лишь пылью. Странно, что не истлело само дерево, очевидно оно было пропитано какими-то консервантами.
Фай медленно вошла в помещение. Тело было вполне сохранно, судя по всему , его можно было безбоязненно транспортировать... очень интересно...
Хорошо. Приподнять его полями. В таком виде вынести из камеры, уложить на развернувшийся стол диагностической экспресс-лаборатории.
Фай еще раз проверила окружающее: все было спокойно, ничто не угрожало безопасности. Вздохнув, она деактивировала перчатки пленочного скафандра: он выключал ощущение собственного тела, в перчатках работать с ручным инструментарием было неудобно.
Она откинула волосы мумии.
А ведь этот человек был красив... признаться, следы этой красоты сохранялись и сейчас - казалось, перед нею не мумия, а живое существо, находящееся в каталепсии. Что, если так и есть?.. В каком состоянии его мозг?
Стоп. Каталепсия. Они боялись его - и держали здесь, взаперти, под мощнейшей охраной.
Тот предмет... это же старинный гроб, конечно.
Крест на двери.
Неожиданная догадка пронзила сознание. Ну что ж... если догадка неверна, я ничего не потеряю. А если верна....
Фай взяла обычный шприц, который, к счастью, нашелся среди инструментов, и, введя его себе в вену, набрала крови. Затем вновь зарастила скафандр и активировала защитное поле. Включила видеозапись и сканирование.
А потом сняла у шприца иглу и выдавила кровь - в приоткрытый рот мумии.
Ей показалось, что тело на столе взорвалось - настолько резким и стремительным было движение. Волосы взметнулись серебряной волной, лохмотья разлетелись в стороны, а затем собрались уже целым красным пальто. Труп резко выгнулся, словно в судороге, затем сел на столе... по коже пробежала волна, делающая её живой и мягкой...
А потом он как-то неуловимо (момента перехода женщина просто не увидела) оказался у её ног, на коленях. Измождённый, пожилой, но вполне живой, "безукоризненно одетый", как говорили в прошлом, элегантный мужчина.
Фай с трудом совладала с собой. Невероятно!
Отступив на пару шагов, она спросила на языке, распространенном в те века, к которым принадлежал бункер:
- Кто ты?
- В прежние времена меня звали Алукардом и другими именами. Теперь я ваш слуга, прекрасная леди, и вы вольны дать мне имя, какое сочтёте подходящим.
- Алукард? - повторила Фай. - Алукард. Дракула... Ты связан с легендой о графе Дракуле?
Мужчина поднял голову, и его глаза сверкнули красным.
- Я породил её. Давно... очень давно, меня звали Владом Третьим.
- Влад Цепеш? - Фай отступила еще на несколько шагов. - Сохранившиеся сведения говорят, что этот человек был изощренным убийцей, прославившимся массовыми казнями. Это и есть - ты?
- Я, моя леди, - вампир поклонился, прижав руку к сердцу. - Я не думал, что в этом мире ещё кто-то помнит старые имена и старые дела.
Она прислушалась к ощущениям, которые у нее вызывало это существо. Странно, но злобы и жестокости в его ауре она не чувствовала.
- Алукард, расскажи мне, что здесь происходило.
- Мой хозяин, сэр Уолтер Хеллсинг, был офицером военно-воздушных сил НАТО. Когда начала нарастать политическая напряжённость после Гонконгского Инцидента, он доставил меня на базу, чтобы при необходимости использовать, как стратегическое оружие. Мы прожили здесь около года, всё это время штатные доктора и оккультисты изучали меня. Затем был уничтожен Лос-Анджелес, началась цепная реакция, люди уничтожали друг друга. Меня один раз выпустили, я уничтожил три ракеты, летевшие на Лондон, но не успел отразить удар, направленный на базу. Так погиб Уолтер Хеллсинг. Я остался без хозяина, и впал в шок, потому что это случилось по моей вине. Опасаясь неконтролируемых проявлений моей силы, выжившие учёные поместили меня в бункер. О погибшей базе забыли, и персонал постепенно погиб от радиации. Последние двое - замдиректора базы и простой солдат - поссорились из-за того, что со мной делать. Солдат убил замдиректора и сбежал. Что с ним стало, я не знаю. Я впал в сон, пока вы не пробудили меня, моя леди.
Фай медленно кивнула.
- С тех пор прошло много веков, - произнесла она. - На Земле больше нет войн и насилия. Я - историк, мои товарищи обнаружили этот бункер и обследовали его. Ответь на другой вопрос, Алукард. Если ты - Влад Цепеш, убийца, то почему я не ощущаю в тебе жажды жестокости и насилия? Ты изменился - или легенда неверна?
Тонкие бледные губы изогнулись в улыбке:
- Разве вы испытываете "жажду" пить и есть, моя леди? Или "жажду" дышать? То, что вы зовёте жестокостью и насилием, для меня просто образ жизни. Уничтожая врага, я испытываю не больше чувств, чем вы, уничтожая еду на тарелке. Это может быть удовольствие, если враг силён и хитёр. В остальных случаях - просто скука...
- Скука? Жизнь была скучна для тебя, и, сражаясь с врагами, ты спасался от скуки?
- Именно так. И чем сильнее становился я с годами, тем труднее было найти врага достойного, способного бросить интересный вызов. Когда моя сила была скована печатями Кромвеля, стало немного легче - теперь я мог биться на равных даже со слабыми противниками. Я надеюсь, прекрасная леди, что вы не станете их снимать без серьёзного повода.
Фай только улыбнулась.
- Я бы хотела, чтобы ты обрел иной смысл жизни, Алукард. У нас нет врагов, и мы не хотим, чтобы они появлялись. Люди давно научились находить радость и вдохновение в иных вещах.
- Я искренне рад за людей, если это так. За пять веков моей жизни они не нашли ничего лучше, чем истреблять друг друга всё более изощрёнными способами. И одним из главных вопросов, который я так и не смог для себя решить, было - способны ли они на большее... Но враги...
Он облизнул губы, словно вспоминая что-то с наслаждением.
- Враги всегда были, есть и будут, хотите вы того, или нет. И чем дольше тянется период мира, тем больнее будет его крушение...
- Верно - если люди забывают о том, что им дан разум, и уподобляются животным в стремлении следовать одним лишь инстинктам... - Фай вгляделась в него. - Но прости, я хотела спросить о другом. Неужели нескольких капель крови тебе было достаточно, чтобы прийти в норму - после стольких веков небытия... вернее, сна?
- Небытие - более правильное слово для мертвеца, каким я являюсь. Я ещё не в полной силе, но вполне могу ходить, говорить и исполнять ваши приказы. Чтобы полностью восстановиться, мне нужно примерно вот столько, - он показал пальцами около половины литра. На его руках оказались белые перчатки со старинными оккультными символами.
- Что же ты молчишь? - она деактивировала перчатку, и протянула Алукарду руку. - Пей. Или лучше надрезать вену?
- О моя леди... Кровь хозяйки - слишком ценна, чтобы тратить её на повседневное питание старого кровососа. Вы будете слишком слабы после такого угощения, и мне придётся на руках выносить вас отсюда. Разве в вашем дивном новом мире нет консервированной медицинской крови?
- Это не приведет к такой потере для меня, не волнуйся об этом, - улыбнулась Фай. - К тому же, мне не терпится поскорее увидеть процесс твоего преображения завершенным. Это так удивительно...
Она быстрым точным движением надрезала себе вену - и зажала, чтобы не терять крови.
- Пей, прошу тебя.
Алукард с благоговением припал губами к шелковистой коже.
С каждым глотком его волосы чернели, а тело наливалось мускулами. По меркам спортивных фигур её современников, вампир не был красив - слишком острые черты лица, слишком длинные руки, резкие, ломанные, словно у подростка, движения... Но определённый шарм в нём присутствовал. Кажущаяся неуклюжесть скрывала гигантскую мощь.
Родис чувствовала, что её тело отзывается на это прикосновение. Кровь кипела, словно стремясь целиком слиться с вампиром, и только мощное усилие воли позволяло не потерять над собой контроль.
- Так вот каков ты на самом деле...
Она отняла руку от губ вампира; усилием воли затянула тонкий порез. Медицинская автоматика скафандра включилась, вводя в организм восстанавливающие вещества и стимуляторы. Фай разглядывала вампира с откровенным восхищением.
- Ты красив, - прямо сказала она. - У меня есть еще несколько вопросов к тебе - хотя у биологов и других ученых их будет миллион... Почему ты называешь меня хозяйкой, а себя - слугой? Каким именно образом тебе нужно поддерживать жизнь - много ли крови тебе для этого нужно? И наконец - как ты собираешься поступать дальше? Никто не станет ограничивать твою свободу, если ты не будешь причинять вред другим людям. Кровью же охотно поделится любой.
Вампир поднял лицо от её руки. Теперь оно действительно напоминало Влада Цепеша, со старинной, чудом сохранившейся миниатюры. В углах заиграли тени, а волосы зашевелились, словно на ветру, хотя дуновения не чувствовалось.
- Возможно, вы этого не знаете, прекрасная леди, но в ваших жилах течёт кровь Хеллсингов, того рода, которому я поклялся служить. Вероятно, она и привела вас сюда. Это первая причина. Вторая - ваша кровь пробудила меня из небытия. Я в полном вашем распоряжении, пока вы будете живы. Для меня это не в тягость, ибо свобода слишком скучна. Для поддержания жизни мне достаточно лишь одной капли в неделю, но для употребления моих сил - ежедневно столько, сколько я выпил сейчас.
Фай помедлила - но кивнула.
- Солнца ты боишься так же, как твои легендарные родичи-вампиры?
- Нет, я слишком стар для этого. Оно причиняет мне боль, но не в силах уничтожить, или даже повредить. А к боли я давно привык.
- Нужно будет постараться исправить это, или хотя бы создать защиту, чтобы ты не испытывал боли. Ну что ж, Алукард, - она изящным жестом протянула ему руку, - идем. Я прошу тебя об одном - постарайся не называть меня хозяйкой, а себя - слугой; подобные отношения у нас не приняты. Я бы хотела, чтобы ты стал моим другом.
Вампир встал на ноги, оказавшись почти на полметра выше немаленькой Родис:
- В моём случае "хозяин" и "слуга" - не просто метка общественных отношений, но столь же объективная вещь, как моя вампирская природа. Я могу не употреблять соответствующих слов, если они вас раздражают, но кровная связь между нами не исчезнет от этого. Да я и не хотел бы, чтобы она исчезла - это одна из немногих вещей, которые делают жизнь интереснее. Ничего унизительного в этом нет, моя леди, и слуга вполне может быть хорошим другом. Я постараюсь быть достойным вашей дружбы, и надеюсь, что вы окажетесь достойны моей.
Он первым сделал шаг из камеры, где пролежал несколько тысячелетий. Затем обернулся:
- Я могу забрать с собой гроб, сейчас или позднее? Я привязан к нему некоторыми ностальгическими воспоминаниями...
- Конечно. Но, может быть, лучше, если роботы доставят его следом за нами? Ты будешь странно смотреться с ним на плече, - она улыбнулась.
- Целиком доверяюсь вам в этом вопросе, повелительница железных людей, - вампир улыбнулся в ответ.
И в этот момент видеофон заиграл мелодию тревожного вызова - такая была зарезервирована для экстремальных обстоятельств.
Фай мигом отреагировала на вызов - и на развернувшемся экране появилось встревоженное лицо диспетчера.
- Фай, у тебя всё в порядке? Спутники зафиксировали концентрацию энергии Тамаса в месте твоих раскопок. Вы там что, с нуль-физикой экспериментируете?
- Все в порядке, Ларт, - она успокаивающе улыбнулась. - А что до энергии Тамаса... Да. Ларт, ты первый, кто узнает о моей находке. Вот она, воплощенная энергия Тамаса - и при этом отнюдь не разрушающая.
И Фай расширила поле приема - так, чтобы в него попал вампир.
- Это Алукард, наш гость из далекого прошлого. Мы возвращаемся вместе.
Диспетчеру по должности полагалось мощное самообладание, и только по расширенным зрачкам да мгновенному отливу крови от кожи, стало ясно, как он поражён:
- Живое существо на антиэнергии?! Я даже не знаю, кто на тебя первым кинется, биологи или физики... но спокойной работы не будет уже точно... Где ты такое чудо откопала?!
- Терпение, Ларт, скоро ты все узнаешь, - Фай строго-шутливо сдвинула брови. - И я никому не позволю забыть, что Алукард - в первую очередь живой человек, которому нужно освоиться в новом мире, а не объект для исследований восхищенных ученых. Нельзя же исследовать живое существо против его воли! Надеюсь, впрочем, что Алукард согласится.
При словосочетании "живой человек", Алукард невольно улыбнулся. Но Фай, стоявшая спиной, этого не могла видеть.
- Да, конечно, ты права... Что к тебе направить? Прыжковый самолёт для быстрой перевозки, или стратоплан для всего оборудования сразу? Помощь других служб нужна?
- Хватит обычного пассажирского стратоплана, - ответила Фай. - Я не буду забирать отсюда оборудование - скоро сюда вернутся другие.
- Хорошо, через... - завотделом бросил взгляд куда-то в сторону, на табло, - сорок минут над тобой будет проходить рейсовый с Парижского Поля - я скажу, чтобы вас подобрали. Твоему спутнику нужны какие-то особые условия?
- Нет, - Фай бросила на него взгляд. - Хотя ему неприятно открытое солнце - но он может его переносить. Мы справимся.
- Уже умираю от любопытства. Ну надеюсь, ты не будешь слишком тянуть с первым докладом по этой теме. До свидания, Фай!
Он улыбнулся на прощание и экран погас.
- Идем, - Фай улыбнулась Алукарду. - Нас уже ждут. Ты слышал - через сорок минут за нами придет транспорт... Я живу далеко отсюда, и, наверное, в первое время тебе будет лучше жить у меня. Так я сумею защитить тебя от назойливых ученых - а их будет много, несмотря на то, что все будут стараться сдерживаться... Ты - живое чудо, Алукард.
Первым в коридор выплыл робот, транспортирующий гроб; за ним - остальные. Часть оборудования осталась здесь, перейдя в режим ожидания.
- Скорее - чудовище, - улыбнулся вампир. - Чудо - это вы, моя леди. Подобных вам не было ни в дни моего рождения, ни в дни последней войны, ни между ними.
Они вышли на открытый воздух, и Алукард отгородился от солнца очками и шляпой. Откуда взялось то и другое, было совершенно непонятно.
Снаружи был яркий солнечный день - вокруг были редкие деревья, росшие на каменистых склонах. Фай развернула навес, надежно экранирующий от ультрафиолета, и только тогда спросила:
- Как тебе удалось создать эту шляпу и очки? Выглядит, словно материализация.
- Если бы я знал, как делаю то или другое... В моё время люди даже не знали, как они ходят и дышат, что при этом происходит в их телах. Тем не менее, они ходили и дышали очень активно. Так и здесь. Я просто захотел, чтобы шляпа была, и она появилась. Моя одежда - часть тела, а своё тело я могу изменять по усмотрению.
- Умоляю, - Фай сжала руки в шутливом жесте, - когда тебя осадят со всех сторон, не прогоняй всех восвояси. У меня душа замирает, когда я представляю, в какие тайны можно проникнуть с твоей помощью!
- Вам достаточно пожелать, моя леди, и я день и ночь буду отвечать на их вопросы. Благо, я не нуждаюсь в отдыхе, а демонстрация способностей меня немного развлекает. Но скажите, неужели в вашем мире совсем не осталось таких, как я?
Фай села на каменистую землю, и свернула скафандр - оставив лишь подобие купальника. Включила микроклимат.
- Нет. Насколько я знаю - нет... Даже легенды о вампирах известны только специалистам.
- Наверно, это и к лучшему, - будучи джентльменом, Алукард позволял себе взглянуть на хозяйку лишь раз в три минуты, так чтобы его взгляд умеренно выражал восхищение молодой женщиной, но при этом не беспокоил её. - Мы были детьми ненависти и насилия, эгоизма и коварства. Если новый мир избавился от этого, то и моему роду здесь нет места. Одного образца в музей и для учёных вполне достаточно.
- Откуда же ведет происхождение этот род? - спросила Фай. - Мы всегда считали, что сказки о вампирах - порождение людского ужаса перед убийствами, жестокостью, кровью... Я и помыслить не смела, что это - реальность...
Она вдруг ахнула, у нее широко распахнулись глаза.
- И в легендах говорится, что тот, у кого вампир пил кровь, сам становится вампиром!
- Для этого необходимы два условия, - успокоил её Алукард, - во-первых, укушенный должен быть девственником, а во-вторых, нужно выпить всю кровь, или по крайней мере, столько её, чтобы человек умер. Вкус вашей крови, леди, сказал мне, что вы знали уже мужчин, так что вам подобной превращение не угрожает в любом случае.
Он вздохнул.
- Хотя из вас получилась бы великолепная владычица ночи, в тысячи раз достойнее меня. В этом смысле я жалею, что опоздал.
- Похоже, на Земле среди взрослых немного найдется кандидатов на превращение в вампиров, - улыбнулась Фай. - А как стал вампиром ты сам?
- О, это совсем другая история. Меня никто не обращал. Если человек совсем отчаялся, если ему нечего делать, и некуда идти, если он отрекается от всего, что любил и во что верил, но по-прежнему жаждет довести до конца дело, на которое не хватает сил... на него могут обратить внимание иные, внемировые силы. Полагаю, то, что ваш знакомый назвал Тамасом - одна из них.
Он вздохнул.
- В каждом из нас дремлет зародыш чудовища. И когда в твоей душе остаётся только пустота и мрак, оно может пробудиться. Это не обязательно вампир - монстры бывают разными. Общего у них лишь одно - огромная сила снаружи, и ничто внутри.
- Ничто внутри? - Фай слегка подалась к нему. - Разве у тебя не осталось души?..
- Нет, моя леди. Я лишь орудие. Орудие разрушения, когда подчинён сам себе, орудие защиты - в хороших руках. Ходячий труп, лишённый любви, надежды, и всего остального, что делает людей людьми. Лишённый даже права умереть. Я добровольно заплатил эту цену много веков назад.
- Разве ты неспособен мыслить? Чувствовать? Переживать? - с легкой укоризной спросила Фай. - Нет, Алукард, мне думается, ты неправ. А если даже и прав - любовь и надежду можно обрести вновь... Но почему же - почему ты решился некогда пойти на такое? Легенда гласит, что граф Дракула безжалостно и с наслаждением убивал не только врагов, но и собственных подданных, не щадя ни детей, ни женщин, ни беззащитных. Что он наслаждался, видя мучения своих жертв... Неужели ты действительно делал все это?
- И да, и нет. Я воевал так же, как все в моё время. Особого наслаждения пытки мне не доставляли, я предпочитал жестокие методы умерщвления, потому что они лучше запоминаются живыми. Гораздо эффективнее посадить одного вора на кол, чем повесить десяток. Смерти в моё время не боялись, а вот мук боятся все и всегда... Но в этом я был отнюдь не уникален.
Он пожал плечами.
- Европейские короли, которых хронисты звали "благими" и "милосердными" обычно делали то же самое. Просто я не заботился о должном освещении своих поступков придворными певцами. А мои враги - напротив. Они так усердно выращивали из меня чудовище и нелюдь...
Негромкий смех.
- Как же они удивились, когда их фантазии в одну прекрасную ночь оказались правдой...
- Ты убил их всех? - тихо спросила Фай.
- Кроме тех, кому посчастливилось умереть до моего прихода, - кивнул вампир.


Продолжение первой главы здесь.
Tags: аниме, инфернальность, ролевое, творчество, утопия
Subscribe

  • Трудно быть Республикой

    Блин. Шестнадцать лет, как вышла Месть Ситха, а до меня только сейчас дошло (спустя сотни прочитанных фанфиков, статей, рецензий, просмотренных…

  • Ступенчатая система ядерных убежищ

    Тема убежищ на случай ядерной войны в общем достаточно популярна в западной культуре (как подраздел темы постапокалипсиса в целом), а оттуда…

  • Выношу из обсуждения с ФАИ

    И если уж говорить об глумлении с противоположным идеологическим посылом над идеями Ефремова - к таковому можно отнести "Розу и Червь" коллеги…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Трудно быть Республикой

    Блин. Шестнадцать лет, как вышла Месть Ситха, а до меня только сейчас дошло (спустя сотни прочитанных фанфиков, статей, рецензий, просмотренных…

  • Ступенчатая система ядерных убежищ

    Тема убежищ на случай ядерной войны в общем достаточно популярна в западной культуре (как подраздел темы постапокалипсиса в целом), а оттуда…

  • Выношу из обсуждения с ФАИ

    И если уж говорить об глумлении с противоположным идеологическим посылом над идеями Ефремова - к таковому можно отнести "Розу и Червь" коллеги…