gcugreyarea (gcugreyarea) wrote,
gcugreyarea
gcugreyarea

Categories:

Абсолютная ересь-2

Кота Хиранович Ефремов
(Анжела Ченина (eglenn) и Серая Зона (gcugreyarea)).
Час вампира.

- Смотри! - Фай вскочила на ноги. Сверху спускалась небольшая пассажирская капсула. - Это за нами.
Алукард поклонился, пропуская её вперёд, после чего занял место рядом. - В дни последней войны мне немало приходилось путешествовать на летающих машинах. Но я так и не смог привыкнуть к этому чуду - полёт без волшебства, силами одной только науки...
- Что же здесь удивительного, - Фай смотрела, как стремительно уходит вниз земля. - Мы летаем и на звезды... Вот твои умения и свойства действительно заслуживают изумления.
Через несколько минут капсула пристыковалась к стратоплану, шедшему своим курсом - и Фай, поманив Алукарда, вышла в его салон. Она специально провела вампира так, чтобы не сталкиваться с остальными людьми: его костюм, несомненно, всех бы удивил, а ему это могло быть неприятно.
Усевшись в кресло рядом с большим обзорным экраном, на котором глубоко внизу плыла земля, она проговорила:
- Теперь - всего час, и мы будем дома. Сейчас я живу на Русской Равнине, в местности, где не так уж много людей.
- Русь... это совсем недалеко от места моего рождения, - задумчиво сказал Алукард. - Ваш мир красив и чист... Во время последней войны люди здорово загадили землю. Я даже не знаю, сколько веков прошло. А вы?
- Много, Алукард, - Фай вздохнула. - С той поры прошло пятнадцать веков. И людям пришлось потратить множество усилий, чтобы сделать землю красивой и чистой - такой, какая она была когда-то.
- Это достойная работа... - вампир закинул руки за голову. - Я рад, что дожил до этого времени. Хотя бы затем, чтобы увидеть вас, моя леди, и чистый мир. И значит, уже пятнадцать веков не было в истории войн?
- Именно так, - подтвердила Фай. - Ты не веришь в это?
- Верю, моя леди. Но это лишь значит, что они скоро будут. Силы мрака, ненависти, ярости, никогда не оставят людей в покое насовсем.
- Но люди не хотят воевать, не хотят причинять друг другу боли. И ненависти нет в нашем мире. А яркость стремлений и чувств обращается в другое, совсем в другое... - Фай мечтательно улыбнулась. - С какой же стати людям воевать?
- А в других мирах? Вы говорили, что уже летаете к звёздам. Или там жизни нет?
- Существует Великое Кольцо - объединение разумных миров Галактики. И в разных мирах бывает разное... Но войн между цивилизациями не было никогда.
- А вот в это, простите, леди, мне и впрямь трудно поверить. Если бывало разное, если у вас разные ценности, то неизбежно появляется искус эти ценности навязать другому силой. Я боюсь, что правду от вас просто скрывают. Если бы звёздные войны были, но их удалось остановить совокупной доброй волей и отвагой всех народов - это было бы правдоподобно. Но мир и благолепие с первой же встречи - это сказочная картинка для детей. И мне не нравится, что вас за детей кто-то держит.
- Нет, Алукард, причина в ином.
Фай помолчала.
- Допускаю, что если бы существовали простые способы межзвездных перемещений, то конфликты между низкоразвитыми цивилизациями были неизбежны. Допускаю, что в такие конфликты оказались бы вовлечены и мы. Но, к сожалению или к счастью - мы не знаем таких способов, и сейчас лишь нащупываем их. Для всех известных нам цивилизаций дальние межзведные полеты - дело хоть и возможное, но трудоемкое и затратное. Кроме того, нам известен ряд цивилизаций, которые не сумели миновать агрессивную стадию развития - и уничтожили себя. Допускаю так же, что рано или поздно мы можем столкнуться с агрессивной цивилизацией, опередившей нас в развитии... Хотя многие и не верят в подобное, считая, что агрессия и высокий разум несовместимы; но ведь пути жизни неизмеримо широки, и теоретически можно представить, хотя бы, что агрессивное, примитивное общество унаследовало чужие знания и разработки.
- Отставшая может быть не менее опасна, - с пониманием кивнул Алукард. - Если не она придёт к вам, а вы придёте к ней... Если взять век последней войны, например, и в небесах появился бы корабль с такими людьми, как вы... мои современники вполне могли заразить их своей ненавистью и грязью, втянуть в свои разборки. И то, что корабль более развитого народа может целиком уничтожить народ более отсталый, никак их не защищает... наоборот, уничтожение стало бы самым явным поражением.
- Никто из землян не пошел бы на такое, - возразила Фай. - Ты не представляешь, Алукард, насколько немыслимые вещи предполагаешь: представь, что тебе предлагают... что может быть самым отвратительным для вампира?
- Ничего, - невесело усмехнулся Алукард. - У меня есть личные запреты - но они не относятся ко всей расе. Я знал многих кровососов, для которых моральных или иных ограничений не существовало в принципе. Искушение насилием, моя леди, это странная и страшная вещь... Если у тебя есть огромная дубина, а тебя зверски избивают... или ещё хуже, дорогих тебе людей...
- Если бы я оказалась в такой ситуации, я постаралась бы остановить безумных так, чтобы не причинить им вреда. Или причинить наименьший вред, - добавила она. - Ведь тот, кто мучает себе подобных, находится не в ясном сознании, это очевидно. Его нужно лечить, а не убивать.
Алукард покачал головой.
- Это голос разума, а там начнут говорить чувства. Я одновременно и хочу, и боюсь увидеть вас в подобной ситуации, моя леди. Я допускаю, что вы выдержали бы искушение, но уверен, даже в вашем чудесном мире есть много таких, кто не выдержал бы.
- Возможно. Ты заставил меня задуматься о странных - и страшных вещах...
- Вы ведь историк, моя леди? Если да, то вы по определению должны знать об этом больше, чем большинство ваших сородичей...
Аппарат пошёл над Русской Равниной, и на спинке сидения замигал огонёк, предупреждающий о необходимости занять места в капсуле.
- Идем.
Фай первая вернулась в капсулу.
- Знать в теории и услышать уверения человека, видевшего инферно своими глазами, бывшего в нем, бывшего его частью - разные вещи, Алукард.
- Частью - это точно... - Алукард улыбнулся. - Я был не просто одним из - я был ходячим воплощением своего века, века насилия и ужасов. И если меня извлекли из бездны времён... я боюсь, это не случайно. Что-то тёмное уже нависло, или скоро нависнет над вами. Внутри вас самих, или снаружи - я не знаю. Но подобные мне твари без причины на свет не выползают.
- Ты не тварь. Ты человек... что бы ты ни говорил о себе сам.
Алукард чуть заметно улыбнулся.
- Спасибо вам за эти слова, леди. Хотя они и не соответствуют истине, мне приятно их слышать. Что ж, раз я временно человек, то хотел бы побыть вашим гостем. Пойдёмте...
Он первым вышел из капсулы, подавая женщине руку. Фай, улыбнувшись этому жесту и принимая его руку - вышла следом.
Дом ее стоял на высоком берегу реки - и отсюда открывалась панорама раскинувшейся от горизонта до горизонта земли. Излучины реки, пятнышки небольших поселений, разбросанные по земле, небо, расчерченное движущимися точками летательных аппаратов... и чистый, медвяный воздух с запахом хвои и травы.
Вокруг был лес - высокий, сосновый. Стены небольшого трехэтажного здания отражали небеса - они казались матово-зеркальными.
Внутри оказалось, что одна из стен холла-гостиной целиком прозрачна - вид на бесконечный простор.
- Садись, отдохни, - Фай указала на кресла, расположенные в центре. - Я переоденусь и вернусь. Ты ешь обычную человеческую пищу? Пьешь вино?
- Я могу их поглощать, но не чувствую вкуса. Вернее, чувствую, но испытываю удовольствия не больше, чем химическая лаборатория при анализе. Наслаждения от пищи для меня запретны, исключая одну, алую...
- И ты не хотел бы обрести способность чувствовать вновь?
- Хотел бы. Но это было бы нечестно. Если вампиры, и так бессмертные, и во многом превосходящие людей, смогут ещё и бесконечно наслаждаться жизнью... кто захочет оставаться человеком при таком искушении? Я не хочу вызывать у людей зависть.
Фай только покачала головой - и скрылась за дверями. Вскоре она вернулась; на ней было светлое, струящееся короткое платье, обрисовывающее тело - как сейчас впервые увидел Алукард, загорелое до шоколадного цвета. Следом за ней на плавающей в воздухе платформе парил поднос с бокалом вина и фруктами. Она опустилась в кресло напротив вампира.
- Ты говорил о зависти; но ошибаешься - зависти не будет. А вот желание приобрести бессмертие будет у всех. Почему нет? Бессмертие - давняя мечта человечества. Мы живем все еще слишком мало, и вынуждены покидать жизнь, не успев реализовать и сотой доли задуманного... Если бы человечество обрело бессмертие - какой рывок вперед мы смогли бы сделать! А жизненного пространства достаточно в космических поселениях, на колонизированных планетах, которые могли бы стать плацдармом для рывка в Галактику - ведь скоро, я верю, мы сумеем освоить технологию звездолетов Прямого Луча, которые сейчас существуют лишь в нескольких опытных образцах. Знаю, ты скажешь о возможном демографическом взрыве - но этого не произойдет, потому что давным-давно рождаемость на Земле давным-давно стала планируемой. Нужно разобраться в механизме, наделяющем тебя бессмертием, и постараться воспроизвести его, добавив человеческих плюсов, и устранив минусы.
- Вы оптимистичны, моя леди... Нет, рост населения заботит меня меньше всего. Внутренний мир человека, вот что самое страшное. Нет никакого специального механизма. Моя плоть бессмертна, потому что мертва душа. Это не тот путь, которого я желаю остальным. Возможно, когда-нибудь ваша наука сумеет добиться бессмертия для людей, и это будет в некотором роде чудесно... но умоляю вас - не моим способом. Это - слишком высокая цена.
- Почему ты убежден, что прав, Алукард? - задумчиво спросила Фай, пригубив бокал с вином. - Ты ведь сам знаешь, что в прошлом было много людей, чья душа куда мертвее твоей - ибо я вижу явственно, что твоя-то душа отнюдь не погибла - но эти люди не становились бессмертными.
- Тьма всегда берёт плату, но не всегда даёт за неё то, что обещает. Можно изгнать из себя всё людское, но на освободившееся место не всегда войдут силы Ада - надо ещё уметь их заинтересовать. И немного везения, чтобы они обратили на тебя внимание. И достаточно силы воли, чтобы не превратиться после этого в яростное и голодное животное.
- Что ты называешь силами Ада, Алукард? Разве их источник - не в самой же человеческой душе? Мы исследуем Тамас и его силы; например, Звездолеты Прямого Луча используют именно пути, граничные с ним. Да, этот мир страшен для нас, но лишь потому, что мы - дети светлого пространства Шакти; это физика, а не этика. Мы хотим объединить эти миры, и, я думаю, нам это удастся, потому что люди не привыкли отступать перед сложными задачами.
Алукард засмеялся, откинув голову:
- О да! В этом я не сомневаюсь, что вам удастся. Люди могут всё, если как следует захотят. Что вы встретите на той стороне - это уже другой вопрос. В любом случае, это будет потрясающе весело.
- А что, ты предполагаешь, мы можем там встретить? - отпив еще один глоток вина, спросила Фай. - Неужели - силы Ада, что описаны в древних легендах?
- Полагаю, да. По крайней мере, те демоны ненависти, с какими мне приходилось иметь дело, приходили именно оттуда, а вот ангелов любви я что-то не встречал. Включая того, что обитает во мне. Возможно, там есть и другие участки, чистые и добрые... Если этот антимир столь же бесконечен, как наш мир. Но та часть, что противолежит нашей Земле, определённо НЕ добра.
- Это очень интересные, и странные сведения. Скажи, тебе известно, в какой мере древние легенды об аде и его обитателях соответствуют действительности?
- Не глобально. Хотя я и являюсь в некотором роде средоточием их сил, они не рассказывают мне о своих планах, или о происхождении. Из общения с другими, более старыми вампирами, я узнал, что человечество пересекалось с ними с древнейших времён. Способ контакта один и тот же - опустошить себя изнутри, и впустить на освободившееся место чудовище. Впрочем, можно и не себя, можно другого, но такие создания всегда слабее, чем отдавшие собственную душу. Пришельцев с той стороны нельзя назвать коварными, или злонамеренными - их ум где-то на уровне животных. Но они тысячекратно усиливают то злое, что есть в самом человеке. Обычное телесное желание превращается в сжигающую похоть - и человек становится инкубом или суккубом. Обычный гнев превращается в жажду разорвать всех - и рождается оборотень. Простая тоска становится неутолимой пустототой внутри - и в мир входит вампир.
- Да... - проговорила Фай, - судя по твоему рассказу, это похоже на то, с чем сталкивались наши исследователи. Но мы научились ограждать себя от подобных сил. Кроме того, наша психика устойчивее к негативным воздействиям... и, наконец, на помощь любому из нас всегда готова прийти вся Земля. А если бы ты выпил всю мою кровь, и если бы я была девственна сексуально - что произошло бы с моей психикой? Разве я стала бы более жестокой, равнодушной, эгоистичной?
- Нет. То, что я описывал, относится лишь к людям, которые прокляли себя сами, без чужой помощи. Если бы я обратил вас, вы бы стали моим продолжением. Несколько слабее, но свойства характера сохранились бы в неприкосновенности. Недостатки - несмотря на сильную регенерацию, вас было бы в принципе можно убить. И вы бы полностью подчинялись моей воле, если бы я того захотел. Я не манипулирую своими созданиями, после того, как они достигают зрелости. Но если бы пожелал - имел бы полную власть.
- Жаль, - просто сказала Фай. - Но если мы и вправду связаны через предков, и я не случайно нашла тебя - кому же, как не мне, быть первопроходцем на этом пути?
- Возможно, - кивнул Алукард. - Хотя человеком вы мне нравитесь больше, моя леди. Но если вы пожелаете стать вампиром, и я смогу вам в этом помочь, то так и сделаю. Вы этого достойны больше, чем кто-либо из моей прошлой жизни...
- Пока об этом рано говорить, Алукард. Нужно провести полноценную программу исследований, постараться найти способы компенсации недостатков твоего метаболизма, оценить плюсы, минусы и перспективы подобной трансформации применительно к людям. Лишь тогда наступит время для практического опыта. И вот тогда - именно я должна его сделать, еще и потому, что у нас нет права подвергать необратимому процессу непричастных людей.
- Я на одно надеюсь, - тихо сказал Алукард. - Что у вас хватит на всё это времени.
- Почему же нет? - удивленно приподняла брови Фай. - Ты боишься, что начнутся зловещие события, предвестником которых ты должен являться?
- Именно так.
- Но конкретно? Что же это могут быть за события?
- Не знаю. Возможно, пробудится ещё одно подобное мне чудовище, но не связанное клятвой ни с кем из ныне живущих. Это был бы лучший вариант, потому что с такими я умею бороться. Возможно, ваш мир постигнет внутренний кризис. А может быть, один из небесных кораблей вступит в контакт с кем-то, кто изменит ваше мировоззрение... Или этот кто-то сам явится, если он развит выше вас.
Фай медленно кивнула.
- Я сообщу о тебе своим друзьям, - сказала она наконец. - Надеюсь, ты не возражаешь. И тогда, по возможности - начнем работу.
Алукард улыбнулся, показав кончики клыков, и в меру деликатно окинул взглядом стройное сильное тело хозяйки.
- Я бездельничал пятнадцать веков. Я буду рад взяться за работу.

Tags: аниме, инфернальность, ролевое, творчество, утопия
Subscribe

  • Сегодня проповедь на тему: технический террор! (с)

    На основе вот этого размышления о минимальных трансформерах, а также вопроса «каким, мать их, образом титаны из Вархаммера транспортируются на…

  • Приснится же такое...

    Приснился странный сон — гибрид меха-аниме и городской фэнтези. Решил записать, вдруг пригодится. Начало 22-го века. Уже несколько десятилетий…

  • Против лома нет приёма?

    Я тут задумался — предположим, ваш персонаж обладает сверхчеловеческой физической силой и выносливостью. Это может быть полубог, киборг,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments