gcugreyarea (gcugreyarea) wrote,
gcugreyarea
gcugreyarea

Categories:

Абсолютная ересь-3

Спасибо всем, кто откомментировал. Продолжаю выкладывать хронику.

Кота Хиранович Ефремов.
(Анжела Ченина (eglenn) и Серая Зона (gcugreyarea))
Час вампира.

Прошёл месяц с момента пробуждения "древнего чудовища", как не стесняясь называл себя Алукард. Родис разрывалась между дальнейшими раскопками и сопровождением своего "подопечного". В конце концов, установили следующий график - один день в историческом институте, вместе с Кин Рухом (в конце концов, вампир оказался ценным источником исторической информации), один в институте экспериментальной биофизики (с Алукардом там вытворяли такое, что не всякому садисту на ум бы пришло, но вампир лишь смеялся, говоря, что в сравнении с его прошлым это просто щекотка), и один - в отделе физики Тамаса института астрогации.
В последнем отделе и было сделано молодым математиком Кваром Лоном потрясающее открытие:
Если функцией обычной энергии Шакти являлась энтропия, то функцией чёрной антиэнергии Тамаса являлась антиэнтропия! Именно этим объяснялась невероятная регенерация вампира. Если предоставленное само себе тело человека стремится разрушиться, упрощаясь до простейших элементов, и только непрерывная работа сложной системы внутренних органов заставляет его оставаться целым, то предоставленное само себе тело вампира стремится восстановиться, вернуться в начальное сложное состояние!
Это сулило фантастические открытия в медицине, и не только в ней. К сожалению, чистая антиэнергия Тамаса оказалась смертельна для живых организмов, рождённых миром Шакти, поэтому напрямую для лечения она не годилась. Зато археологи-реставраторы и инженеры просто взвыли, представив, какие перспективы это открывает. Превратить лохмотья старинной картины в новенькое, только из-под кисти художника, полотно! Создать технику, которая сама себя чинит!
Сама же Фай, воспринимавшая Алукарда не как кладезь информации, а как живое существо, следила за тем, чтобы процесс был двусторонним - не только люди должны были знакомиться с вампиром, но нужно было и ему показать Землю и людей. Она настояла на том, чтобы несколько часов в день, и сутки в неделю, выделялись на путешествия , на своеобразные экскурсии. Вместе с Алукардом они бродили по улицам старинных - и новых - городов, поднимались к орбитальным поселениям, спускались на глубинные базы, лежащие на океанском дне. Внимание людей и их интерес вампир ощущал постоянно, где бы они с Фай ни оказались, не находил только одного - враждебности или назойливости, хотя Алукард знал, что о нем сейчас думает и говорит вся планета. Им помогали - но никогда не мешали и не досаждали. То, что для Фай было естественным, существу из иного времени могло показаться странным...
Наблюдая за дружной, радостной работой миллионов людей, вампир лишь поражённо качал головой. В его время труд был угнетающей обязанностью, и Алукард искренне не понимал, как знакомые ему люди могли превратиться в этих. Казалось, Землю заселила совсем иная раса, только носящая похожее имя.
Один из выходных дней он уделил беседе с Кин Рухом, пожилым учителем Фай Родис. Хотя разговор в основном касался родной для Влада Цепеша исторической эпохи, по возвращении он ещё долго качал головой, и бормотал "вот это умище!". Учебник Руха по теории инфернальности занял место в складках его плаща, и всё свободное время Алукард посвящал сравнению выкладок учёного с собственным опытом.
Тем временем, биофизики по просьбе Родис занялись такой проблемой, как бесчувственность вампира. Спустя десять дней Пал Рут, физиолог из Академии Горя и Радости, вышел на связь.
Они с Алукардом в это время были в небольших жилых апартаментах, находившихся в исследовательском центре - Фай отдыхала после очередного рабочего дня. Вампир в таком отдыхе не нуждался, но составить компанию никогда не отказывался.
- Есть что-то новое? - сразу спросила Фай, развернув экран.
- Да. Мы разобрались, что у них не так. Это оказалось очень просто. Они же клинически мертвы - сердце не бьётся, дыхания нет... И поэтому не работает эндокринная система. Если бы она что-то и выделяла, то продукты не могли бы разойтись по телу. И так называемые "гормоны счастья" просто не могут попасть в мозг. Поэтому единственное исключение - когда вампир пьёт кровь. Тогда кровеносная система активизируется, и чужие гормоны воздействуют на его мозг, как собственные.
- Следовательно, нужно постараться активизировать эндокринную систему, - кивнула Фай. - Но как?
- Вот этого мы пока не знаем. Там же всё на полевой уровень завязано, органические системы играют только исполняющую роль. Как только появятся идеи, я вам сообщу. Пока только удалось найти причину. В принципе, мы можем подготовить пакет донорской крови с высокой концентрацией нужных гормонов. Если пить не торопясь, то около пятнадцати минут чувствительности они обеспечат.
- Я думаю, уже это - много для того, кто веками был лишен способности чувствовать, - она обернулась к Алукарду. - Я уверена, способ будет найден. Пал, а что, если... давай рассуждать логически. Мозг Алукарда жив, это мы знаем. Может быть, попытаться найти иную дорогу - чувствительность не извне, через эндокринную систему, а засчет активизации соответствующих центров мозга?
- Мы это проверили с самого начала. Центр удовольствия разрушен... похоже, ещё при жизни. Там выгорели все нейроны, остались сплошные глиальные ткани, причём мутировавшие. Есть подозрение, что именно там гнездится "демон" - полуразумный симбионт, обеспечивающий управление энергией Тамаса.
- Интересно, что произойдет, если изгнать его.... - Фай помолчала. - Что ж, Пал, спасибо. Вы разбираетесь в этом гораздо лучше меня, нам остается лишь довериться вашим умениям.
- Мы продолжим работу, хотя другие Академии так и норовят перехватить инициативу. Если бы вы откопали ещё десяток вампиров... - физиолог чуть заметно улыбнулся. - До свидания, Фай, удачи вам и вашей "находке".
- Удачи! - Фай подождала, пока экран погаснет. - Алукард, они непременно найдут способ. А пока - даже сейчас можно пусть ненадолго, но вернуть тебе ощущения с помощью чужих гормонов в крови. Столько веков - не знать радости жизни! Как ты выдержал это...
Алукард чуть заметно улыбнулся.
- Вы слишком добры ко мне, моя леди. Созерцать вас и ваш мир - уже огромное удовольствие, пусть я и могу осознать его только интеллектуально. Учитывая, сколько боли я причинил другим - достойно ли радоваться самому, когда они мертвы? Право, это небольшая цена.
- Сделанного некогда не вернешь, - согласилась Фай, - но много ли будет смысла, если во искупление подвергать мучениям и себя? Ты сейчас искупаешь прошлое зло, помогая людям.
- Я не думаю об искуплении, - покачал головой Алукард. - Если бы я каялся, если бы испытывал угрызения совести, это было бы совсем другое. Но какое искупление без покаяния? Мне наплевать на тех, кого я уже убил, и на тех, кого ещё убью. То, что мне наплевать и на радости плоти - это справедливость, а не искупление. Вы понимаете разницу? Искупление индивидуально. Справедливость безлика, моя леди, она существует не для того, на ком осуществляется, а для окружающих.
- Тогда считай, что это мне хочется, чтобы ты вновь обрел способность чувствовать, - улыбнулась она. - Ты красив и притягателен, Алукард, и, думаю, от тебя не укрылось, что я испытываю влечение к тебе.
Вампир улыбнулся.
- Если вы этого хотите, моя леди, я буду счастлив стать для вас счастливым. Вы прекраснейшая из женщин, виденных мною за шесть веков.
Он встал на колени и поцеловал ей руку.
- Мне приятно это слышать, - она провела пальцами по его руке, затянутой в белую перчатку. - Мне трудно вообразить, какими в действительности были женщины, которых ты знал - женщины прошлых веков, чьи изображения дошли до нас только на древних картинах...
- В последний век, который я застал, было немало красоты.
Он вернулся в кресло, но теперь смотрел на Родис прямо, а не в пол у её ног, как раньше.
- Но тогда было странное разделение. Красивые и женственные были как правило лишены внутренней силы. А сильные - не женственны.
Он ностальгически улыбнулся.
- Моя последняя хозяйка, леди Интегра Хеллсинг... По решимости и отваге она, пожалуй, не уступала даже вам. Но она не сознавала себя женщиной. Она носила мужские костюмы, вышла замуж в тридцать пять лет, только затем, чтобы продолжить род... и умерла в сорок, от рака лёгких, вызванного постоянным курением.
- Прожить так мало! Мне ведь тоже - скоро будет сорок. Правда, мы живем гораздо дольше... Ты горевал о ее смерти?
Алукард покачал головой.
- Просто чуть увеличилась пустота внутри. Чтобы страдать по-настоящему, тоже нужны эти... Гормоны, как их называют учёные.
Фай села на диван, и грустно покачала головой.
- Мне вдруг подумалось - если бы я погибла, а ты остался, и ничего бы не чувствовал - это было бы очень обидно.
Он кивнул.
- Переживать всех, кто дорог, и не иметь даже возможности отдать умершим часть своего сердца - это часть моего проклятия. Единственное утешение - я храню память о них, и эта память будет истинно вечной. Я никогда ничего не забываю. Каждый друг, враг, просто прохожий - как сейчас передо мной словно живой.
- Мы вернем тебе сердце. Послушай, а может быть, в ваши времена знали, как поступать в подобных случаях? Вернуть вампиру жизнь...
- Нет. В моё время считалось, что это - навсегда. Вы умеете не сдаваться. Это то, что я всегда больше всего ценил в людях.
- Осиновый кол, - усмехнувшись, произнесла Фай. - Но погоди; ведь существовали же обряды экзорцизма - изгнания бесов!
- Существовали. Я даже помню некоторые.
Он улыбнулся.
- Но во-первых, этот обряд должен проводить истово верующий христианин, а где такого найти в ваше время? Во-вторых, тварь, что сидит во мне, одна из сильнейших в мире, и она не будет спокойно ждать, пока её изгонят. И в-третьих, в результате успешного обряда от вампира оставался только прах. Смысл ритуала был в том, чтобы спасти душу, а не даровать новую жизнь телу. Хотя я не отказался бы умереть по-настоящему...
- Истово верующий христианин должен был ненавидеть тебя, верно?
- Не обязательно. Александр Андерсон, паладин римской церкви, любил меня - как главного врага, придававшего смысл его собственной жизнью. Я отвечал ему взаимностью. Наши схватки, - вампир ностальгически улыбнулся, - были словно любовное объятие. Насчёт леди Интегры... я не знаю, можно ли её назвать правильной христианкой, но она меня не ненавидела.
- Смысл - во враждебности? У христианина?.. Я изучала эту религию. Ее история полна парадоксов... И вот очередной - современные люди не исповедуют религий, но если посмотреть объективно - в точности следуют заповедям Христа, с одним лишь отличием: мы не считаем плохим то, что тогда называли "прелюбодеянием". Вернее, мы отличаем эрос - от животного разврата. Соединение только ради плотского удовольствия так же отвратительно для земного человека, как и для христиан. А еще - для нас стали органически неприемлемы темные чувства.
Вампир улыбнулся:
- Отцы церкви говорили - люби грешника, но ненавидь его грех. А в случае с вампиром грешника уже и не осталось - одна оболочка, исполненная греха. Так что его ненавидеть не только можно, но и нужно.
- Это вопрос терминологии и определений, ведь, Алукард, такой тезис противоречит очевидному. Личность вампира так же цела, как и у живого человека. Я думаю, сам Христос, а не его далекие последователи, сказал бы тебе то же, что некогда он сказал Марии Магдалине, что сказали бы и нынешние люди - "ступай и больше не греши". То есть - не причиняй людям зла.
- Возможно, - задумчиво протянул Алукард. - А может быть, один лишь Его взгляд сжёг бы меня... Если даже христианские символы до сих пор действуют...
Он погладил край стола длинными тонкими пальцами.
- Кстати, если уж мы заговорили об Андерсоне. Он тоже обладал впечатляющими способностями. И в то же время сохранял свою душу, и оставался человеком... почти до самого конца, пока не заигрался. У вас случайно не осталось архивов Ватикана?
- Не все, насколько мне известно, но многое - сохранилось.
- Возможно, я мог бы помочь с ними. Обряд, которым они создавали регенераторов, не связан с тем, что вы зовёте Тамасом, это я могу гарантировать. И тем не менее, их паладины не старели, и легко переносили раны, убивающие человека на месте. Андерсону я однажды прострелил череп и оторвал обе руки - через пятнадцать минут он был, как новенький.
- Я немедленно сообщу об этом, - кивнула Фай, и раскрыла экран связи. Коротко она изложила суть сказанного Алукардом - и вновь повернулась к нему. - Посмотрим! Ты просто кладезь драгоценностей...
- Нет, моя леди. Драгоценность - это ваш мир. Он прекрасен, но очень хрупок. За прошедшие дни я полюбил его, так же как и вас. И именно поэтому я боюсь за него. Я не хочу, чтобы он превратился в мой мир.
- Так ли он хрупок, как тебе кажется?.. Наш мир стоит на системе воспитания. Те качества, которым ты удивляешься, появляются не по волшебству - они взращиваются в людях с детства.
- Я знаю. Я видел ваши школы. Это восхитительно. Но я не видел оружия или защиты. Вы ждёте с Великого Кольца только друзей... Когда я стоял на лётном поле, и наблюдал за взлётом "Ахернара", у меня в голове крутилась картина - что если такой же корабль опустится с неба, но в нём будут не друзья? Волна огня, которая истекала из дюз, сравнима по разрушительной мощи с ядерным оружием последней войны - что, если она пройдёт по вашим великолепным хрустальным городам?
Фай задумчиво покивала.
- У нас достаточно того, что можно использовать как защиту. Но в защите нападением возникли бы иные сложности. Психологические. Очевидно, даже в самых критических ситуациях мы предпочли бы использовать то, что в ваши времена называлось, кажется, нейтрализующим оружием... словом, тем, что выводит противника из строя, но не убивает.
- И это тоже. Но главное вообще успеть понять, что перед вами враг. Чтобы ударить даже несмертельным оружием, нужно заранее быть внутренне к этому готовым, нужно следить за рукой предполагаемого врага, не потянется ли она к пистолету или иной замене. Иначе просто не успеешь. Это я могу позволить врагу нанести первый удар, а потом регенерировать и ударить в ответ. Когда вы поймёте, что война началась, Земля уже может быть в руинах. У вас нет системы предупредительных мер, вот что меня пугает больше, чем отсутствие оружия.
- Но нам известно о всех цивилизациях нашей Галактики, - возразила Фай. - Вернее, о большинстве, - поправилась она. - Мне кажется невероятным это, но разум говорит, что ты можешь быть прав... Что ж, Алукард, ты можешь высказать свои опасения людям. Не исключаю, что их сочтут обоснованными и примут меры.
- Какой орган этим занимается? Я смотрел список Советов и Академий, но не нашёл ничего похожего на Совет Обороны или Совет Внешней Безопасности...
- Верно, такого - нет. Но ты можешь созвать представителей всех Советов. Впоследствии каждый, кто в состоянии внести свою лепту в общее дело, сделает это, - Фай помолчала. - Несколько лет назад мы получили известие о планете, скрытой в глубинах космоса - предположительно населенной земными людьми, потомками экипажа одного из древних земных кораблей, покинувших Землю немного позже твоего , Алукард, времени. Исследовав полученные данные, мой учитель назвал эту планету Торманс - планета мучений.
И она увидела, как вдруг оживает Алукард. Словно спящая собака неожиданно учуяла запах проникшего в дом вора - и делает стойку прямо с коврика, на котором мирно сопела. Ещё не атакует. Принюхивается. Глаза вампира сверкнули красным сквозь очки.
- Ваш учитель... Кин Рух, - не вопрос, утвердительно. - Этот человек никогда не даст имя просто для красоты. Если он назвал так планету, должен быть повод...
- Сведения открыты, - сказала Фай. - Ты можешь познакомиться с ними. У нас не так много информации, но похоже, что планета находится во власти диктатуры тоталитарного толка.
Она вскинула взгляд на вампира.
- Я хотела бы участвовать в этой экспедиции.
- Если эта планета - то, что Кин Рух зовёт "инферно", - очень медленно сказал Алукард, - она окажется для вас тяжёлым испытанием, моя леди. И никакие совершенные технологии, броневые скафандры, силовые поля не защитят вашу душу...
- Я знаю. Но это неизбежно. Вопрос лишь в том, сочтут ли меня достойной участия в этом полете.
- Если вы недостойны, то достойных вообще нет. Я успел уже осмотреться. Этот мир полон прекрасных людей, но даже в нём мало подобных вам.
- Мне приятно слышать это, но как же ты ошибаешься! - Фай рассмеялась. - Впрочем, конечно, все люди уникальны, и я в том числе.
Алукард грациозно поклонился, взмахнув шляпой.
- Если вы готовы принять этот вызов, я завтра появлюсь в Совете Звездоплавания. Подниму тему о возможности контакта с инфернальным обществом.
Он улыбнулся.
- Наглотался я длинных слов от Кин Руха...
- Длинных слов! Ничего, привыкнешь... Я поддержу твое выступление. И если я буду участвовать в полете, - она подалась к Алукарду, - согласишься ли ты сопровождать меня в нем?
- Соглашусь?! - изумился вампир. - Моя леди, я обшивку зубами прогрызу, нуль-пространство наизнанку выверну, чтобы быть рядом с вами.
Это была не метафора и не порывистый возглас влюблённого. Она вдруг поняла, что так и будет, если не дать ему места в экипаже. Прогрызёт и вывернет.
- Ну что ты! Конечно же, тебе позволят лететь, я уверена.
Tags: аниме, инфернальность, ролевое, творчество, утопия
Subscribe

  • Странные сны продолжаются

    Приснилось будто смотрю новый американский комедийный мультсериал и одновременно сам участвую в его событиях. У меня так часто бывает. Концепт…

  • Сегодня проповедь на тему: технический террор! (с)

    На основе вот этого размышления о минимальных трансформерах, а также вопроса «каким, мать их, образом титаны из Вархаммера транспортируются на…

  • Приснится же такое...

    Приснился странный сон — гибрид меха-аниме и городской фэнтези. Решил записать, вдруг пригодится. Начало 22-го века. Уже несколько десятилетий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Странные сны продолжаются

    Приснилось будто смотрю новый американский комедийный мультсериал и одновременно сам участвую в его событиях. У меня так часто бывает. Концепт…

  • Сегодня проповедь на тему: технический террор! (с)

    На основе вот этого размышления о минимальных трансформерах, а также вопроса «каким, мать их, образом титаны из Вархаммера транспортируются на…

  • Приснится же такое...

    Приснился странный сон — гибрид меха-аниме и городской фэнтези. Решил записать, вдруг пригодится. Начало 22-го века. Уже несколько десятилетий…