gcugreyarea (gcugreyarea) wrote,
gcugreyarea
gcugreyarea

Categories:

Абсолютная ересь-4

Продолжаю выкладывать хронику. Очень прошу комментировать подробнее.

Кота Хиранович Ефремов.
(Анжела Ченина (eglenn) и Серая Зона (gcugreyarea))
Час вампира.

Фай сидела в зале, и наблюдала, как "её домашний вампир" поднимается на трибуну.
Иногда казалось, что наедине с ней и с другими - это два разных существа. Дома он был, словно большой пёс - огромный, зубастый, но при этом вполне тёплый и домашний. Можно потрепать по шерсти, можно шутя потаскать за уши. Хоть верхом езди, если взбредёт такое желание.
Но когда Родис рядом не было, проявлялась совсем иная его ипостась. Владыка, древний князь. Каждый его шаг был исполнен достоинства и скрытой угрозы. Становилось ясно, почему даже в дни служения семье Хеллсинг, к нему почтительно обращались "Лорд Алукард". Он действительно был королём ночи... Нет - все это она понимала, и древнюю силу в своем новом друге почувствовала сразу. И могла гордиться ею. Но сейчас сердце замирало вновь. Как воспримут его речи те, кто намного опытней ее самой, намного мудрее и осмотрительнее? Поверят ли, примут?
- Пришелец из прошлого приветствует Совет Звездоплавания обновлённого мира, - Алукард величественно поклонился. Его старинное одеяние смотрелось сейчас как нельзя кстати. Он действительно выглядел не реликтом, а полномочным послом иной эпохи.
- Я ещё далеко не всё знаю о современной Земле - как вы знаете, я лишь недавно пробудился. Не могу также сказать, что являюсь образцом нравственности, даже по меркам века, где был рождён. Поэтому мои слова не обладают большим весом для собравшихся здесь. Но за века кровопролития я собрал некоторый опыт, который, боюсь, окажется полезным даже сейчас...
Вампир говорил негромко, но его голос без всяких микрофонов проникал во все углы огромного здания.
- Благодаря помощи мудрых историков Кин Руха и Фай Родис я узнал о "странной" планете Торманс, которая, по сообщениям цефеян, сильно отстала от Земли - как в технологическом, так и в социальном плане...
Алукард коротко и внятно пересказал основные тезисы вчерашней беседы. Земля - прекрасная планета, но она совершенно беззащитна. И даже не столько физически, сколько психологически. Её жители не готовы внутренне противостоять насилию. Историки проходят школу инферно, но насколько эффективны окажутся эти уроки в условиях реальной психологической ломки? Кто может сказать?
Планета Торманс предоставляет прекрасный шанс помочь братьям по разуму, и в то же время проверить себя на стойкость, не подвергая риску всю Землю. Если контакт будет неудачен, материнская планета не пострадает. Если же он принесёт успех, то поможет выработать методы противостояния на случай более неожиданного контакта с подобными культурами.
Когда Алукард замолчал - несколько минут в огромном зале так же длилось молчание, а потом начали зажигаться огни - тех, кто хотел высказаться. Говорили по старшинству заслуг; впрочем, каждый из молодых членов Совета мог настоять на приоритете своего выступления, если считал возникшие мысли важными. Алукард снова мог удивиться - порядок здесь держался на взаимном доверии и самодисциплине, и, как ни странно, работал.
Самым неожиданным оказалось то, что Алукарда поддерживали. Но к его речи было прибавлено многое другое. Сомнения в реальности агрессии извне; уверения в крепкости духа землян; слова о том, что помощь Тормансу идет безотносительно к проверке самих себя, что это долг любого подлинно разумного... Алукард узнал и много нового. Узнал, что многие внешние станции могут служить защитой для Земли; о системах дальнего обнаружения, сканирующих пространство на десятки парсеков вокруг, в том числе и в нуль-пространстве; о том, что Земля обладает мощным флотом звездных кораблей... действующим, правда, в относительно локальных условиях. Но главное - почти все, почти единодушно заверяли , что вышедшая в космос цивилизация не может быть агрессивной. Правда, вместе с этим соглашались, что, тем не менее, вероятность такой угрозы реальна - а значит, ее преотвращению нужно уделять меры.
На исходе второго часа совещания Алукард понял, что экспедиция к Тормансу будет отправлена в ближайшее время. И что возглавлять ее поручат, всего скорее, именно Фай.
Под конец обсуждения Алукард поднял руку:
- Я хочу задать один вопрос. Если Фай Родис будет назначена начальником экспедиции, значит ли это, что комплектация экипажа ложится на её плечи?
- Вы хотите спросить, Алукард - будет ли возможность участвовать в экспедиции предоставлена вам? - поднялся один из старших членов Совета. - Отвечу сразу: да.
- Вы угадали мои мысли, - поклонился Алукард. - Я пройду обучение по любой из бортовых специальностей, какую сочтёт нужным Совет или начальник экспедиции, чтобы не служить балластом. Благодарю.

Подготовка к полёту заняла пять месяцев, и несмотря на великолепную физическую форму, они показались Родис чуть ли не адом. Переподготовка с "земной" специальности на "космическую" в ударные сроки потребовала всей выносливости и тренированной памяти женщины ЭВР. Утром - сеанс гипнообучения, потом проверка полученных навыков на практике, потом четыре часа спортивных занятий, потом опять проверка навыков и знаний - как они закрепились в долговременной памяти... Под конец Родис приходила домой совершенно вымотанной, и с наслаждением погружалась в целительный сон, чтобы начать всё сначала на следующий день.
И каждый вечер её встречал Алукард с горячим ужином, надёжный и обходительный, словно старинный дворецкий. "Научился у шинигами" - непонятно шутил он. Ему треннинг казался весёлой игрой. Хотя вампир и ворчал, что "старого пса не научишь новым трюкам", но при этом барабанил по клавишам навигационных компьютеров с завидной быстротой, мгновенно схватывая всё, что можно было просто запомнить. Вот с пониманием было хуже - математику, обеспечивающую полёт Прямого Луча, граф так и не сумел выучить. Он мог без запинки повторить любой термин и формулу, даже многостраничную, но вот осознать их смысл - никак.
Уложив хозяйку спать, он уходил на ночь в распоряжение того или иного института. Земля до отлёта старалась выжать из уникального реликта максимум исторической и иной информации. Только раз в неделю он получал возможность побыть вместе с Фай. Тогда днём Алукард сопровождал женщину на раскопки или к будущему месту старта корабля, а ночью неизменным стражем дежурил возле её постели...

Последний день на Земле... Вернее - предпоследний. Следующим утром они должны были лететь на плоскогорье Реват, откуда будет стартовать звездолет.
Дом на высоком речном берегу опустеет. Надолго ли? А если - навсегда?..
Справа высокой стеной поднимался лес; слева, за обрывом к реке, раскинулась бесконечная ширь. Лето было в разгаре. Под ногами - песок, желтовато-белый, сквозь него пробивается хвойная поросль...
Фай остановилась, глядя вдаль. Ветер трепал ее короткие темные волосы , подхватывал шелк легкого белого платья.
- Почему-то мне кажется - я вижу все это в последний раз, - произнесла она. - Дурное предчувствие.
У Алукарда была одна неприятная черта. Он никогда не обнадёживал понапрасну.
- Это возможно, - тихо сказал он. - Но я сделаю всё, чтобы не в последний, моя леди.
Она кивнула. Потом уселась на камень - темный, большой, словно кресло. А может, он уже служил ей чем-то вроде кресла, кто знает...
- Я люблю встречать здесь рассвет. Иногда мне нравится всю ночь бродить по лесу, в полной темноте, сливаясь с нею, становясь ее частью, неслышно, как тень. Ночные звери и птицы, запахи ночных цветов, в вышине - звезды... Это прекрасно. Но наступает время, когда тьма окружает тебя со всех сторон. Она становится осязаемой, как душный полог, словно Тамас подступает к нашему миру. И тогда нужна вся воля, чтобы не превратиться в охваченного паникой зверька, чтобы не броситься бежать в ужасе - куда глядят глаза, может быть - сюда, к обрыву над рекой... Я испытывала себя, пока не научилась владеть этим страхом.
Она помолчала, глядя в залитую солнцем даль.
- А потом я выходила из темноты - сюда, на высокий берег, и смотрела, как далеко из-за края неба появляется солнце. Его лучи струнами протягиваются от горизонта, заливают землю розовым светом, мир откликается радостью - и радостью поет сердце...
Алукард осторожно взял её руку своими длинными пальцами.
- Вы правильно боялись ночи, моя леди. В ночи прячутся подобные мне... Для вас - солнце и любовь, для нас - мрак и ярость. Я буду беречь вас. Как сумею.
- Здесь нет тебе подобных. Это другое. Душа - тонкий прибор, и она ощущает Тамас... - Фай подняла на него взгляд. - Меня давно влекло к этому месту. Здесь проходит грань между мраком и светом, и я стою на ней - словно должна стать стражем между светом и тьмой.
- Как писал Эрф Ром, вы всегда идёте по лезвию бритвы, - вздохнул Алукард. - Между жизнью и смертью. За это я и люблю вас.
"Вас" означало одновременно и "людей вообще" и "современное человечество", и "вас, моя леди".
Фай погладила маленький сосновый росток. Сорвала пару хвоинок, разжевала.
- Надо же. У родины, оказывается, есть и вкус... - она улыбнулась, однако почти сразу же снова посерьезнела. - Нам пора возвращаться. Завтра предстоит тяжелый день.
Эту ночь они провели вместе. Никакой эротики - надо было хорошо выспаться перед стартом. Просто лежали вдвоём, обнявшись, и руки графа ограждали молодую женщину от всех опасностей на свете. Она блуждала в стране сновидений, а он слушал её дыхание и удары сердца.

Старт и выход на курс прошли вполне нормально. Даже удивительно легко для таких перелётов. За несколько дней, пока звездолёт удалялся от солнечной системы, все члены команды успели повторно "перезнакомиться", узнав друг друга куда лучше. Несмотря на то, что на складах корабля содержался немалый запас консервированной крови, все члены экипажа заявили, что их не затруднит при необходимости послужить донорами для "второго инженера аннигиляционных установок". Поначалу хотели ограничиться только мужчинами, но Эвиза Танет подсчитала, что при равномерном чередовании питания, удвоенный интервал будет безопаснее для всех, поскольку организм успеет не просто восстановить кровезапас, но и частично обновить его.

- ...Влад Цепеш. Граф Дракула. До сих пор не могу поверить, что это - действительно он. Нет, я знаю, знаю, - Олла предостерегающе подняла руку, - я специально изучала старинные легенды, как и все мы... но это невероятно. И как легко он адаптировался! Ты права, Фай: я тоже не верю, что он был способен на те зверства, что ему приписывают.
- Это было жестокое время. Люди ненавидели и убивали друг друга, иное поведение считалось исключением. Таких людей называли святыми...
- Я хочу немного подшутить над ним, - Олла поставила на столик бокал со стимулирующим напитком и поднялась. Ты ведь знаешь, средние века - мой любимый период древней истории. Что, если я перевоплощусь в знатную даму одного из Темных Веков?
Фай засмеялась.
- Я думаю, ему это понравится. Но сумеешь ли ты здесь, на корабле, создать подходящий наряд?
- Сумею! - заверила Олла. - Я позаботилась об этом еще до отлета. Советую присоединиться!
- О нет, - все ещё смеясь, проговорила Фай. - Ты должна сыграть эту роль соло... Представляю, как он удивится, увидев тебя на дежурстве!

Предполагалось, что всё время полёта в пилотской кабине будут находиться три человека - Гриф Рифт, Див Симбел и Соль Саин.
Однако, из-за появления четвёртого члена экипажа, было принято решение чередовать дежурства. Алукард, не нуждаясь в отдыхе, бессменно торчал на своём месте, словно статуя. Командир и два других члена экипажа по очереди отлучались, чтобы поспать в койке, которую находчивый инженер приспособил прямо у входа в кабину. В случае тревоги спящий мог оказаться на своём рабочем месте в считаные мгновения. А эти мгновения приходилось доверять вампиру.
Алукард, помимо своих прямых обязанностей, стал "мальчиком на побегушках на все руки". Благодаря молниеносной реакции и абсолютной памяти, он знал, что должен делать каждый из членов экипажа в случае той или иной аварийной ситуации, и мог мгновенно заменить его на несколько секунд. Он не до конца понимал, что делает, но зато прекрасно знал, как. Неплохо выручала и интуиция, которой не хватало автоматам. А к тому моменту, как набор заученных реакций кончался, и требовалось понимание, его уже сменял профессионал.
Гриф Рифт обратил особое внимание на лицо вампира в момент нуль-перехода. Алукард не казался подавленным, завороженным или восхищённым, как обычно происходит с людьми, впервые побывавшими на грани двух миров. В полумраке кабины его глаза, словно два цифровых индикатора, горели красным огнём... вызова? Да. Точно. Повелитель нежити смотрел на масштабную битву тьмы и света не так, как смотрят обычно на стихию. Он бросал ей вызов, дразнил, словно одушевлённого противника! Причём не впервые встреченного, а хорошо знакомого! Здесь, где не было ничего человеческого, граф смотрелся, как дома.
- Есть ли в мире нечто такое, что тебя пугает? - негромко спросил командир.
Алукард обернулся.
- Есть. Смерть Фай. И разрушение вашего мира. Я даже не знаю, что больше. Но Фай здесь, а мир там. И я, при всех своих силах, не могу одновременно быть в двух разных местах на расстоянии в тысячи парсеков. Либо я защищаю Землю, либо мою хозяйку. Я решил, что Фай в большей опасности. Надеюсь, не ошибся.
- Ты любишь её?
- Фай? Да. А ты?
- И я, - признался Гриф Рифт. - Но я не уверен, что достоин её. Особенно в сравнении с таким поклонником, как ты.
Граф запрокинул голову и расхохотался в лицо бездне Тамаса.
- Гриф, любой человек, будь он даже слабоумным инвалидом, в тысячи раз достойнее меня.
- Какая-то странная разновидность расизма, ты не находишь?
- Дело не в том, Гриф, что ты живой, а я мертвец. И не в том, что ты многократно добрее и умнее меня. Дело в том, что в тебе есть воля к победе. Ты умеешь бороться. Из последних сил. А я давно разучился это делать. Чтобы добиться своей физической формы, своих обширных знаний, чтобы стать командиром корабля, ты прилагал немалые усилия. А я просто развлекался. Всё, что я могу и умею, подарено демоном. Моей заслуги в этом нет. Подумай, кто достойнее? Тот, кто борется всерьёз, или кто просто играет?
- Считается, что в нашем мире нет ревности, и нет борьбы, - сказал Гриф Рифт. - Одна женщина может любить нескольких мужчин, как и один мужчина - нескольких женщин. Если это взаимно, то почему бы и нет?
- Считается? - уточнил Алукард.
- Пережитки прошлого иногда случаются. Мне трудно представить любимую женщину с другим. Это не доходит до патологии, не заставляет меня совершать импульсивные поступки. Тем не менее, коррекцию мне однажды предлагали. Я отказался.
- Я и сам... пережиток прошлого, - хмуро улыбнулся Алукард. - В моё время были случаи, чтобы один мужчина имел нескольких жён, но обратное считалось немыслимым. Мужчина считался тряпкой, если позволял своей жене делить любовь с кем-то другим.
- А ты? Ты разделяешь такие взгляды?
- Я слуга, а не мужчина. У меня нет права на ревность. Да и те места в голове, которые должны отвечать за подобные страсти, давно мертвы. Когда Интегра, женщина, которую я любил, вышла замуж, я стал псом её семьи, вот и вся разница. Повторяю, я тебе не соперник, Гриф, даже если Фай пожелает разделить со мной постель. Но на твоём месте - я бы не подпустил к ней кого-то другого.
Tags: аниме, инфернальность, ролевое, творчество, утопия
Subscribe

  • Странные сны продолжаются

    Приснилось будто смотрю новый американский комедийный мультсериал и одновременно сам участвую в его событиях. У меня так часто бывает. Концепт…

  • Сегодня проповедь на тему: технический террор! (с)

    На основе вот этого размышления о минимальных трансформерах, а также вопроса «каким, мать их, образом титаны из Вархаммера транспортируются на…

  • Приснится же такое...

    Приснился странный сон — гибрид меха-аниме и городской фэнтези. Решил записать, вдруг пригодится. Начало 22-го века. Уже несколько десятилетий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Странные сны продолжаются

    Приснилось будто смотрю новый американский комедийный мультсериал и одновременно сам участвую в его событиях. У меня так часто бывает. Концепт…

  • Сегодня проповедь на тему: технический террор! (с)

    На основе вот этого размышления о минимальных трансформерах, а также вопроса «каким, мать их, образом титаны из Вархаммера транспортируются на…

  • Приснится же такое...

    Приснился странный сон — гибрид меха-аниме и городской фэнтези. Решил записать, вдруг пригодится. Начало 22-го века. Уже несколько десятилетий…