gcugreyarea (gcugreyarea) wrote,
gcugreyarea
gcugreyarea

Categories:

Абсолютная ересь-6

Кота Хиранович Ефремов
(Анжела Ченина (eglenn) и Серая Зона (gcugreyarea)).
Час вампира.

Владыка планеты сидел в тусклом освещении рабочего кабинета, облокотив голову на руки. Впервые за много лет он чувствовал себя совершенно беспомощным. Он не понимал пришельцев, зато их спутника, выходца из прошлого Земли, понимал очень хорошо. Такого бесполезно переманивать, ломать или покупать. Только уничтожать - но как? Не посылать же "лиловых" с кольями, в самом деле...
- Чойо, - знакомый голос раздался позади.
Можно было даже не оборачиваться. Право без предупреждения войти в эти покои было только у одного человека на всей планете - у женщины, которую все считали всего лишь его любовницей; но даже этот статус давал Эр Во-Биа почти беспредельную власть - которой она, впрочем, предпочитала не пользоваться.
Тонкая рука, украшенная драгоценным браслетом, легко коснулась его плеча. Эр Во-Биа обошла Чойо Чагаса и уселась напротив, в массивное кресло. Закинула ногу на ногу. Как всегда, женщина была прекрасна - но уже давно это было привычным. Владыка ценил свою любовницу не только за красоту.
- Думаешь о землянах и этом алом, - утвердительно произнесла она.
Чагас молча кивнул. Он давно привык, что подруга угадывает его мысли. Тем более, сейчас это было нетрудно. Об инопланетных гостях думала половина планеты.
- Мы не знаем главного - планов самой Земли в отношении нашей планеты, - проговорила Эр Во-Биа. Сейчас ее стиль ее речи разительно отличался от того, который она использовала на публике, поддерживая имидж вызывающе сексуальной, но недалекой красавицы. - Равно как и возможностей Земли. Эти два фактора мне видятся самыми важными. Земляне - лишь посланники, они будут творить волю своих хозяев. Думаю, мы могли бы уничтожить их, или даже попытаться захватить их корабль. Но если Земля интересуется Ян-Ях всерьез, это будет лишь отсрочка. Уничтожить этих - как знать, не встретим ли мы через несколько лет уже армаду таких кораблей, которые уже не станут спрашивать нашего дозволения - придут и силой возьмут свое - а народ с радостью примет хозяев новой обильной кормушки. Их цивилизация неизмеримо мощнее нашей, Чойо, это нужно признать. Ты назвал их "сбродом с задворок Вселенной", а эта женщина лишь рассмеялась тебе в лицо. Еще бы - ведь за ними мощь Земли... а возможно - и других цивилизаций.
- Они и есть сброд, - проворчал Владыка. - Понимаешь, Эр, если бы прилетели только эти тринадцать, я бы знал, что делать. Я бы проверил, как далеко они готовы зайти, и потом действовал уже руководствуясь этим знанием. Если бы они прислали только Алукарда, я бы не проверял, а сразу начал действовать - его я понимаю. Но когда они вместе... Я не могу изучать их, когда рядом Алукард, и не могу воевать, когда рядом эти...
- Проверить, на что они способны, нужно все равно. Я имею в виду и технические их пределы, и, главное, моральные. Однако они хорошо устроились, - Эр Во-Биа позволила себе саркастически улыбнуться, - если что, сами они всегда могут оставаться с чистыми руками. Зачем пачкать свои руки, если есть универсальное разумное оружие? Напасть на них - этот убийца перебьет нападающих, а земляне после будут напоказ сокрушаться о погибших, и читать своему псу морали. Однако, однако... - женщина побарабанила длинными ногтями по подлокотнику кресла. - Мне кажется, не стоит зацикливаться в частностях. Я вижу следующие приоритеты: первый по важности - узнать подлинные намерения Земли; второй - проверить пределы их возможностей и узнать о возможностях земной цивилизации; третий - проверить, насколько этот легендарный Дракула опасен нам. Первые два - это, конечно, постепенно. Третий - пока они в Садах, ничего проверить нельзя. Но их командирша наверняка скоро захочет побывать в городе или еще где-нибудь; можно ненавязчиво натолкнуть ее на эту мысль. И вот там вынудить вампира защищать хозяйку. Посмотреть: убьет он нападавших, или поступит как-нибудь иначе. Кстати, Чойо, ты обратил внимание на ее оговорку - он ПОКА такой лишь один? Тебе не кажется, что это угроза - мол, если что, мы сделаем еще свору таких же?
Она вдруг замерла, приложив ладонь к губам.
- Они поят его своей кровью... О Белые Звезды! Если все они - скрытые вампиры?
- Этого можно не бояться, - с облегчением сказал Чагас. - При входе в Сады Цоам их проверила скрытая аппаратура. Они все носят под одеждой броню - кроме Алукарда. Они все дышат и у них бьются сердца - кроме Алукарда. Они все тёплые - кроме Алукарда. Но угроза может быть реальной, да...
Он стукнул по столу кулаком.
- Плохо даже не то, что мы слабее! Плохо то, что мы вынуждены сражаться с закрытыми глазами! Они знают о нас всё, а мы о них - только то, что они хотят рассказать и показать.
- Прочесть бы их мысли, - задумчиво сказала Эр Во-Биа. - Но это невозможно. Худший сценарий - если эти лишь разведка, а за ними придут остальные. Тогда все, что нам останется - быть при них на побегушках. Знаешь, что меня в них бесит? Не сила, нет... Моральная самоуверенность. Они убеждены, что знают, как лучше, и могут, как лучше. И что мы - никто и ничто, паразиты на теле планеты, которых они терпят из вежливости, но которых в идеале нужно удалить. Надо бы войти к ним в доверие... а как, если меня начинает бить дрожь при одном виде этих невозмутимых самодовольных лиц? Разве что инженер... Да. Этому она поверит, пожалуй. Нужно создать им условия для сближения. И не спугнуть его, Чойо. Он же наверняка будет врать нам в своих отчетах; так вот нужно, чтобы не врал. Сознательным союзником мы его, конечно, не сделаем. Он нас ненавидит.
При словах о самоуверенности Чагас понимающе кивнул. Он тоже испытывал подобное.
- Кто, Таэль? Он слишком труслив для этого. Такие, как он, не способны на настоящую ненависть. Полагаешь, он сможет заинтересовать командира землян? Он вообще не мужчина... особенно, в сравнении с Алукардом.
Владыка задумчиво погладил подбородок.
- Кстати, Эр. У тебя чутьё на такие вещи лучше. Как полагаешь, Родис и Алукард любовники, или она просто использует его? Что он в неё влюблён - это даже мне видно.
- Не знаю, - она покачала головой. - Я не видела у нее теплоты во взгляде. Вообще. Она похожа на кусок льда... способны ли они вообще любить? Ты только вспомни их лица: это же лица статуй, а не людей! Я специально наблюдала: никаких эмоций не отображается ни в лицах, ни во взглядах, кроме моментов , когда они общаются с нами! Вот еще что натолкнуло меня на мысль о вампирах... они похожи на нежить.
- Как раз настоящая нежить весьма эмоциональна, - хмыкнул владыка. - У Алукарда всё легко читается. Впрочем, неудивительно, если это тот самый Дракула...
Он невесело улыбнулся.
- Знаешь, а ведь господарь Влад Цепеш, как его некогда звали, был моим кумиром...
- Я в курсе, как этот "господарь" наводил порядок в своей стране, - поморщилась Эр Во-Биа. - Он не знал меры. За это и поплатился... В жестокости нужно чувствовать грань, иначе можно вызвать недовольство, которое сметет самих правителей. Пересажать на колья половину страны, чтобы другая трепетала в страхе - это не то, что актуально для нас. Впрочем, поплатился - по нашим меркам, сам он недовольным не выглядит; но ведь мы с тобою, кажется, не собираемся превращаться в живых мертвецов? Белые Звезды... сколько гадости притащили с собою эти земляне! Не исключаю, что на это и был расчет: мол, не хотите сами оказаться на кольях - будьте благоразумны... Да и как, скажи мне, как благостные овечки, которых они изображают, могут иметь дело с самим Дракулой?!
- Не знаю, - покачал головой Чагас. - Кстати... а почему бы и нет? В течение многих веков лично управлять планетой, копить всю мудрость в одних руках... Что-то в этом есть.
Он ласково провел сухими пальцами по щеке любовницы.
- Да и твою красоту сохранить навечно...
- Красота - это прекрасно, но в легендах говорится, что обращенный вампиром становится его рабом, - возразила она. - О такой перспективе ты не подумал? К тому же - вампиры вроде бы боятся солнечного света, правда, земного... и неспособны получать удовольствие ни от чего, кроме крови. Говорится так же, что они несчастны от такой жизни и потому становятся особенно жестоки. Я бы тоже взвыла, пожалуй...
Она вздохнула.
- А ты внимательно смотрела земные записи... - улыбнулся Чагас. - Я половину этого не припоминаю. Конечно, просто подойти и подставить горло - это не для нас. Но высшая ставка в этой игре - бессмертие. И я не могу не думать, как бы его выбить. На наших условиях, а не по правилам Дракулы.
Он откинулся в кресле.
- Ты понимаешь, если бы у меня было хотя бы сто лет... Я превратил бы Ян-Ях в крепость, которой не смогли бы угрожать даже земляне! Я построил бы крепкую, здоровую империю, не боящуюся вторжений извне...
- Мы не знаем пределов их силы, - напомнила Эр Во-Биа. - И в одном эта статуя в образе женщины права. Мы не используем ресурсов разума планеты, вернее, используем их хорошо, если в одну сотую возможного. Вынуждены не использовать. Ученые-джи работают из-под палки, без стимула и желания. До сего дня у нас не было нужды в подстегивании этой области. А теперь - есть, даже если звездолет уйдет, не натворив здесь непоправимого.
Чагас кивнул.
- Другого выхода нет. А стоит дать понять, что мы в них по-настоящему нуждаемся, как они сразу начнут задирать нос и провозглашать себя высшей кастой, мудрецами и пророками...
- Пусть провозглашают. Тщеславие - отличный рычаг управления этими умниками. Пусть мнят о себе, нам это будет только на руку: дергая за ниточки, мы можем незримо управлять ими. Для меня главное - не видеть их перед глазами; в Садах и так хватает живой мерзости, с которой каждый день приходится сталкиваться нос к носу. "Она излучает желание, при ее виде даже цепное животное способно оборвать свою привязь!" - передразнила Эр Во-Биа. - Эти идиоты думают, что таким образом мне льстят: под кобеля подложить готовы в своем рвении... может быть, отыскать автора и приказать его удавить, как ты думаешь?
Чагас рассмеялся.
- Если ты желаешь. Но они ведь в чём-то правы - ты действительно самая притягательная на этой планете...
Он поцеловал женщину в губы. Эр Во-Биа ответила на его поцелуй, глядя в глаза - нежно и грустно.
- Я ненавижу их, - сказала она наконец. - Иногда мне кажется, что нам не стоит бояться древнего ада - он и так вокруг нас. Инферно, как говорят земляне. Нет выхода, нет путей к счастью - есть лишь пути к все большей власти, на которых мы перестаем быть людьми. Перед нами лежит огромная планета, нам кажется, что мы владеем ею - а ведь на самом деле мы владеем лишь друг другом. И даже в этом я вынуждена делить тебя с этой твоей родовитой овцой... и каждый день встречать везде ее ненавистное имя. Нет, я знаю, что она нужна нам, - она ласково коснулась пальцами рта Чойо, предупреждая готовое сорваться возражение, - но знал бы ты, как обидно слышать что-нибудь вроде - "помни о своем месте, жена ему я, а ты всего лишь подстилка!"
- Янтре действительно так говорит? - нахмурился мужчина. - Я поговорю с ней. Она слишком многим мне обязана... да и тебе, если на то пошло, чтобы позволять себе подобные высказывания. Мне вполне хватает оскорблений от землян.
- Она женщина. Она ревнует. Ищет способы утвердиться. Ничего удивительного, но ей не нравится, что я требую уважения к себе как к человеку, а не как к любовнице великого Чойо Чагаса. Ладно, - Эр Во-Биа сделала легкий жест, - не бери в голову, у тебя хватает забот и без этого.

***

…Выйдя из кабинета владыки планеты, Эр Во-Биа в раздумье остановилась в коридоре. Помедлив с минуту, она щелкнула пальцами - и кивнула, когда перед нею согнулся в поклоне один из лиловых.
- Нин Инчас, - коротко приказала она. - Доставить ко мне. Через... меньше, чем за час, вы все равно не справитесь. Через полтора часа. Доложить мне, дальше прикажу, - и, проследив взглядом за пятившимся до выхода лиловым, она направилась к себе в покои. В голове у нее уже созрел план - и, предвкушая развлечение местью, Эр Во-Биа расхохоталась. Это будет хорошая забава - и назидание остальным...
Лиловые были пунктуальны. Ровно через полтора часа (за это время Эр Во-Биа успела отдать другие приказания, нужные для ее затеи) один из них доложил, что Нин Инчас доставлен - и ожидает в холле ее покоев.
- Пригласите, - велела она, удобно располагаясь в большом кресле, чем-то напоминающем трон. - Одного.
Худощавого мужчину среднего возраста, явно не понимающего, куда он попал, и почему, втолкнули в комнату.
Несколько мгновений писатель растеряно озирался, потом взгляд его наткнулся на женщину, и зрачки расширились, а колени сами подогнулись.
- Великая Змея!..
- Ты всегда падаешь на колени перед женщинами? - с ласковой улыбкой осведомилась Эр Во-Биа. - Можешь подняться. Разрешаю.
Он поднялся на ноги, часто дыша, и не зная, куда деть руки.
- Моя владычица... я не знаю, чем заслужил...
- До меня дошли слухи, что в своих писаниях ты уделял мне много внимания, - улыбка не сходила с ее уст. - Это действительно так?
- О да, госпожа! Я уже пять лет воспеваю вашу красоту в книгах и фильмах...
- Говорят, что речи твои могут быть изысканы, словно музыка, - Эр Во-Биа откинулась в кресле, щелкнула пальцами, и слуга подал ей бокал с вином. - Я хочу услышать все это от тебя самого, а не читая вздорные книжонки, - и она посмотрела на него так, что взгляд недвусмысленно предложил - ну же, покажи, на что ты способен?
С минуту Нинчас мялся, пытаясь проглотить комок в горле... потом заговорил, и словно преобразился в процессе. Его щёки раскраснелись, глаза заблестели, спина выпрямилась, а голос перестал запинаться. Он явно верил в то, что говорил. Образы и метафоры прыгали на язык сами собой, автора просто несло на крыльях вдохновения...
Эр Во-Биа резко вскинула руку - и Нинчас осекся, замолчав, будто ему заткнули рот.
- Я так сексуальна, что даже цепное животное при виде меня способно оборвать свою привязь, - чуть нараспев произнесла она. - Образ редкостной глубины.
- Да, моя владычица, это правда!
- Ну что ж, - она одарила его очередной улыбкой. - Отчего бы не проверить это?.. Следуй за мной.
Она поднялась, и, не оглядываясь на мужчину, вышла из своих апартаментов - зная, что тот последует за нею. А если замешкается - лиловые помогут ему быть расторопнее.
Путь по коридорам дворца... Подъемник. Она остановилась у раскрывшейся двери лифта - и пальцем поманила Нинчаса к себе.
Писатель непроизвольно подошёл ближе, чем позволяли приличия. Обнаружив свои руки чуть ли не на бёдрах у Во-Биа, он в ужасе шарахнулся обратно.
Кабина лифта была велика; вместе с ними в нее вошли несколько лиловых.
Долгий спуск. Двери распахнулись - перед ними был бетонный, озаренный тусклыми лампами коридор, от самого вида которого веяло страхом и смертью.
Эр Во-биа так же спокойно пошла вперед, дав лиловым знак вести мужчину вслед за ней. На этом этапе Нин Инчас уже начал понимать, что его сюда привели не хвалить за литературный талант, и даже не почитать стихи. Но он всё ещё шёл своими ногами, по инерции на что-то надеясь...
Лай. Лай псов, озверевших от голода... или от бешенства плоти. Он становился все громче - пока не стал оглушающим.
Вслед за Эр Во-Биа лиловые втолкнули Нинчаса в небольшой зал - где заливались лаем пять огромных псов. Здесь уже было приготовлено роскошное кресло, в которое любовница владыки и уселась. В руках у нее был все тот же бокал вина. Она коротко кивнула стражам - и те, обступив Нинчаса, в несколько мгновений содрали с него всю одежду. А затем тот почувствовал, как по телу потекла, мгновенно впитываясь, какая-то жидкость.
- Отойдите от него, - приказала женщина.
Знаменитый писатель, в одночасье ставший просто пленником, был так поражён, что даже не сопротивлялся:
- Что... что это значит, моя владычица?!
- Ничтожная тварь с грязными мыслями, - раздельно проговорила Эр Во-Биа. - Ты полагал, что совершаешь угодное владыкам дело, описывая мою внешность в развратных фантазиях?
- Но... я воспевал вашу красоту! Государственные цензоры не нашли в моих книгах ничего кощунственного! Я даже получил премию Мудрости Чойо Чагаса!
- Ты осмеливаешься возражать? - ласково осведомилась Эр Во-Биа, и один из лиловых коротко и сильно ударил Нинчаса под дых. - Отныне ты впал у цензоров в немилость. Такие, как ты, Нинчас - плесень на теле государства. Ты заслужил смерть одним тем, что благодаря твоему грязному языку последний кжи может мысленно касаться моего тела. Ты много преставлял меня в своих фантазиях. Теперь мы поменяемся ролями. Ты воображал меня с цепными псами? Я воплощу твою фантазию в жизнь. Но немного не так, как тебе мечталось. Эти псы, - она кивнула в сторону собак, - озверели от голода плоти. А ты, мой милый писака, сегодня послужишь для них вожледенной самкой, и испытаешь все то, что представлял для меня.
Нин Инчас извивался на полу, пытаясь восстановить дыхание. Ему казалось, что в районе диафрагмы вырос раскалённый шар, тянущий в себя каждый нерв. Но он понимал, что это игрушки в сравнении с тем, что его вскоре ждёт. Поэтому отчаянным усилием смог втянуть крохи воздуха:
- По... пощадите!
- Спускайте псов, - коротко приказала Эр Во-Биа. В голосе ее не слышалось никаких чувств.
В следующую секунду пять псов, хрипя и заходясь от лая, сорвались с цепей - и бросились на Нинчаса.

***

В середине дня Родис уединялась с Чойо Чагасом, показывая ему фильмы о Земле. По такому случаю владыка отсылал прочь всех "лиловых", и ждал аналогичной любезности от "земной властительницы". Оказавшись без дела, Алукард вначале отправлялся на "Тёмное пламя", где проводил время в компании звездолётчиков, развлекая их рассказами о прошлом, или совершенствуя свои навыки инженера.
Потом ему захотелось побродить по городу. Вампир был уверен, что Родис возражать не станет, а мнение тормансианских властей по такому поводу его ничуть не беспокоило. Если хозяйке понадобится, она всегда может вызвать его через браслет или просто мысленно.
Нельзя сказать, чтобы Алукард ревновал к Чойо Чагасу. Он сказал Гриф Рифту правду, что лишён этого чувства. Оттенок досады в его мыслях и чувствах был скорее вызван тем, что он, повелитель нежити, перестал быть самым интересным для Родис объектом. Алукард полагал (и не без оснований) что в научно-исследовательском плане он стоит всей планеты Торманс, и ещё пары каких-нибудь спутников в придачу. С другой стороны - он-то никуда не денется, а вот с Торманса рано или поздно корабль улетит...
- Эй, глядите, что это за придурок вырядился? Вот это столб... Да он совсем долбанулся! Из психдома сбежал! - то, что эти слова относятся именно к Алукарду, можно было не сомневаться. Группка накачанных парней со своими девчонками стояла на другой стороне небольшой площади - и откровенно ржала, указывая на него пальцами.
Алукард медленно повернулся. На его губах медленно до ушей расплывалась жизнерадостная улыбка маньяка. Конечно, мир Фай Родис был прекрасен, и вампир не задумываясь пожертвовал бы своей не-жизнью для его защиты (если бы был на это способен). Но сейчас, впервые за полтора тысячелетия, он был дома. В родном, до боли знакомом аду.
- Прекрасная ночь, молодые люди, не правда ли?
- А то, - посмеиваясь, ответил один из "образцов". На руках его - он был в безрукавке - наливались мускулы. Парень был высоким, и явно чувствовал себя здесь хозяином. Особенно в компании себе подобных - а было их тут, парней, целых шестеро. И компания эта обступила Алукарда - профессионально, явно предвкушая драку, в которой можно показать себя перед девчонками. - Ты откуда такой выискался?
Алукард с наслаждением хрустнул пальцами в белых перчатках. Он казался более хрупким и нескладным, чем молодой "кжи", но при этом был на две головы выше:
- Из ада, малыш. Из самой чёрной преисподней...
- Да ну? - "образец" поиграл мускулами. - Там все такие же придурки?
- Да нет, в основном такие, как ты...
Он порадовался, что светило солнце. Конечно, алое местное светило не причиняло ему такой боли, как земное. Но всё же немного ослабляло. Может быть, этот болван успеет нанести хотя бы один удар. Если дать ему... да. Десятикратную фору.
Удар нанес другой - тот, кто стоял позади Алукарда. Видимо, эти "образцы" и правда были какой-то спортивной командой - действовали они слаженно и привычно.
Вернее, пытались.
- Превосходно, просто замечательно... - облизнулся вампир, отлетая от удара на стоявшего впереди. - Ещё лет пять тренировки - глядишь, сможете выйти вдесятером на одну Чеди.
Он поднялся. А тот, на кого он упал - почему-то уже не встал. Укуса никто из молодых людей заметить не успел. Казалось, их вожак просто споткнулся, и не удержал веса "жерди" в старомодной шляпе. Только присмотревшись, можно было заметить пару красных точек на шее.
На вампира бросились остальные - с воплями, с руганью. Завизжали, отбегая в стороны, девчонки; площадь мигом опустела - все, кто был, тут же предпочли оказаться подальше от места драки.
Алукард не дрался.
Он позволял себя бить, и мотался от ударов, как тряпичная кукла. Кулаки, ножи - ему было безразлично. Крови на красном плаще видно не было. Несколько нападавших готовы были поклясться, что их оружие вошло в сердце или в горло... Но странный дылда почему-то снова и снова вставал, вернее, его никак не удавалось до конца повалить. А в промежутках - нежно, почти по-отцовски, улыбался молодым людям. И от этой улыбки кровь стыла в жилах. И всё больше тормансиан как-то незаметно оказывалось на земле, с застывшими от ужаса лицами.
Он не убивал - неспортивно. Он знал, что все нападавшие до конца жизни будут шарахаться от малейшей тени, видя там его глаза и тёплую безумную улыбку.
Когда на ногах из мужчин осталось трое, он остановился и дружески обнажил окровавленные клыки.
- Превосходное ассорти. Маленькие порции, но все группы крови. А теперь я хочу более плотной закуски... кто первый?
- Не понял, - растерянно произнес один из "образцов", растерянно глядя на свой нож. Окровавленный. Видимо, парень был настолько туп, что увязать происходившее в систему оказался неспособен. - Это че такое?... Я ж тебя...
- Бежим! - закричал вдруг один из его товарищей. И дернул прочь - а следом за ним рванул и второй. Перед Алукардом, глядя то на нож, то на вампира, стоял всего лишь один.
- Ты че сделал, придурок?!! Ты кто такой вообще?!!
- Храбрость или тупость? - вампир обернулся к дрожащей стайке девиц. - Вы как считаете, девочки? Если храбрость, то за это стоит оставить его в живых. Если дурь, то таких особей надлежит выбраковать естественному отбору в моём лице.
Девчонки, снова дико завизжав - уже в откровенном ужасе - бросились врассыпную, словно стайка вспугнутых воробьев. И только тогда до парня дошло, что происходит нечто из ряда вон выходящее.
Швырнув нож, он бросился бежать - уже не заботясь об имидже непобедимого крутого.
- Здравый инстинкт самосохранения, хоть и немного запоздалый, - подытожил Алукард, добавляя ему ускорения лёгким шлепком под зад. По вампирским меркам лёгким, конечно. От такой "дружеской помощи" парень описал дугу над площадью, и повис в кроне дерева на противоположном её конце.
- Я был прав, это замечательный день, - сообщил он лежащему в обмороке вожаку. - Правда, ни одного трупа, но в остальном - чудесно. Надо бы исправить это упущение...
Он по-собачьи потянул носом воздух.
- Так, а это что? Кажется, кто-то решил приманить очень-очень большого кобеля? Любопытно, на какую же это сучку. Что ж, не будем обманывать их ожидания... А ну-ка, ищи!
Он расстегнул плащ сверху. Из груди вырвался огромный пёс, чьё тело целиком состояло из теней. Стремительными скачками Адская Гончая помчалась по манящему запаху. Следом за ней неторопливо, но размашисто, шагал сам вампир.

***

Псы заходились лаем, раздирая друг друга за право добраться до вожделенного человеческого тела. Человек же уже не мог и отбиваться - он только выл по-животному, свернувшись клубком в попытке хоть как-то защититься от лезущих на него собак.
Эр Во-Биа сделала очередной глоток вина и подумала, что она совершила ошибку - нужно было спускать псов по очереди, одного за другим. Так - наглец, конечно, получил свое, да псам все никак не удается добраться до главного этапа... мешают друг другу.
- Оттащите псов, кроме одного, - велела она "лиловым".
В этот момент псы сами шарахнулись к стене и заскулили, поджав хвосты. Всё возбуждение слетело с них вмиг. Впрочем, собаководы были близки к тому же.
Из бетонного потолка на них вырвалась огромная бесплотная тварь - одушевлённый ночной мрак с восемью горящими глазами, отдалённо напоминающий собаку. Чудовище вихрем закрутилось вокруг несчастного писателя, иногда облизывая его мелькавшим с быстротой молнии огненным языком.
Чтобы связать появление невиданной твари с "гостем с Земли" , Эр Во-Биа потребовалась всего лишь секунда. Правда, она чуть не выронила бокал от неожиданности и охватившего ее на миг страха - но тут же совладала с собою. И произнесла:
- Господин Алукард, не будете ли вы так любезны убрать вашу тварь?
Фигура вампира сгустилась из красного мрака в тёмном углу пыточной:
- Вы сами её позвали, разлив здесь феромоны течной самки, - он облизнул клыки. - А вы, судя по рассказам Фай, достаточно искушены в мифологии старой Земли, чтобы понимать - однажды призванный демон просто так не уходит...
- Я не буду против, если ваш пес удовлетворит инстинкты, - она поставила бокал вина на пол, - на этой твари в человеческом обличье. Он оскорбил меня, и должен быть наказан.
- Адская гончая - не обычный пёс, госпожа Во-Биа. Её запросы куда более утончены, чем простой трах. Да и добычу она предпочитает более изысканную, чем эта, как вы правильно охарактеризовали, тварь в человеческом обличье. Чем он провинился, кстати?
- Этот человек - один из тех, кто выслуживается, стараясь нам угодить, - Эр Во-Биа спокойно скрестила руки, разглядывая Алукарда. - У этих существ нет ни чести, ни совести - одна лишь жажда привилегий, которых они добиваются, расталкивая прочих. За деньги они напишут все, что угодно. Этот же, - она кинула на него короткий взгляд, - переступил границу своей наглости: в своих извращенных фантазиях он описывал меня. И я решила, что ему будет полезно на себе испытать те виды разврата, в каких он меня воображал.
Вампир захохотал, демонстрируя окровавленные клыки.
- Ах, Во-Биа, вы просто очаровательны в этой изобретательности. Вы напоминаете меня самого в молодые годы.
- К сожалению, это - отнюдь не мое изобретение, - с брезгливостью ответила Эр Во-биа. - Или к счастью - как вам будет угодно.
- Какая жалость. А чьё же тогда? Кого я могу поздравить?
- А что, во времена вашей молодости, в стране, откуда вы родом, знатные господа не использовали женщин для подобных развлечений, когда им наскучивали обычные виды разврата?
- Женщин - бывало. Но там расчёт шёл на их природную привлекательность. А вот намазать объект нужными веществами, чтобы псы озверели, тем более мужчину – до такого, признаюсь, даже при дворе султана не додумались.
Любовница владыки вздохнула.
- Удовольствие от мести вы мне уже испортили, господин Дракула. Что прикажете делать теперь? Хотите - управляйтесь с этим уродцем сами, я все равно не собиралась оставлять ему жизнь. Хотя вы, я вижу, уже пообедали... надеюсь, не на территории Садов Цоам.
Несчастный Нинчас, который только всхлипывал, уже не пытаясь отбиться от твари, и вообще мало что соображал, при этих словах завыл и пополз к Алукарду, оставляя за собой кровавый след - вернее, попытался ползти. Из его всхлипываний можно было разобрать только одно: он пытался выговорить - "пощадите".
- Интересная ситуация, - вампир присел на воздух, словно на кресло, скрестив ноги. - Я твёрдо решил сегодня кого-то убить. Безусловно, это ничтожество заслужило больше. Да и вы мне симпатичны за изобретательность. С другой стороны, вы гораздо красивее, и потому аппетитнее. Как вы смотрите, если я убью вообще всех присутствующих, чтобы никому обидно не было?
- Всех - не стоит, - усмехнувшись, сказала Эр Во-Биа. - Придется набирать новых, а вышколенных должным образом "лиловых" не так уж много. Чойо будет недоволен. К тому же, этим вы испортите имидж своим друзьям-землянам...
- Тоже верно. С другой стороны, этой твари мне явно маловато... хотя...
Он брезгливо поднял одной рукой окровавленного Нинчаса.
- А ведь наш графоман - девственник. Забавно, правда?
- Да вы что?! - искренне изумилась Эр Во-Биа. - Воот, значит, в чем дело! Должно быть, ко всему еще и импотент... Впрочем, какая вам разница, чью кровь пить? Или кровь девственников слаще на вкус?
- Она другая, но не в этом дело. Я давно собирался проверить, не разучился ли создавать потомков. А нормально пройти превращение в истинного вампира может только невинное существо. Иначе получается безмозглый кровожадный упырь.
- И что же, вот этот жалкий... - Эр Во-Биа пошевелила пальцами, и продолжила, не найдя подходящего эпитета, - станет вампиром сам, и обретет бессмертие и все прочие преимущества вампирского рода?
- Это не преимущество. Это проклятие. Разве земные фильмы недостаточно это разъяснили?
Эр Во-Биа поморщилась.
- Дело ваше. Однако я предпочла бы просто убить этого несчастного.
- У вас будет такая возможность. Как только я закончу. Но и у него - тоже.
Он усмехнулся.
- Новорожденный вампир очень силён и быстр. Довольно живуч. Но отнюдь не бессмертен. А у вас под рукой свора отборных головорезов, да ещё и псы. Только от вас зависит, кто выйдет из этого подвала на своих ногах, а кого вынесут.
- Боюсь, что этого развлечения у вас ней выйдет, ибо он вдобавок - труслив. Слышишь, ничтожество? - Эр Во-Биа окликнула писателя, мешком висящего в руке Алукарда. - Тебе могут подарить жизнь; но не забывай, что ты во власти великого Чойо Чагаса, и если вместо благодарности ты посмеешь поднять на кого-либо руку - мы найдем способ, чтобы лишить тебя и руки, и жизни, каким бы живучим тебя не сделали.
- Госпожаа... да... пощадите... - проскулил Нинчас, чьих сил хватило, чтобы только приподнять голову.
- А вы сами? Вы не готовы рискнуть, чтобы отомстить ему? Если этот тип настолько труслив, убить его даже после превращения будет несложно.
- Ну что вы, господин Дракула! Мне не подобает лично заниматься подобными вещами. Это дело исполнителей, таких, как лиловые, - она кивнула на стражей. - Признаться, я и не владею этими видами... искусства.
- Какая жалость, - развёл руками вампир. - "Кжи" гораздо смелее и интереснее вас, господа "властители жизни и смерти". И тебя, несчастный интеллигент, - он с отвращением отбросил пленника. - У тебя был шанс отомстить за все унижения, шанс получить вечность, а ты его отверг ради жалкого помилования?
Адская Гончая втянулась обратно под плащ вампира.
- Даже убивать таких скучно... - буркнул Алукард, растворяясь в тенях. - Всё настроение на день испортили. А ведь так хорошо началось...
Эр Во-Биа пожала плечами, подняла с пола бокал и допила оставшееся вино. В душе у нее шевельнулась жалость к этому несчастному импотенту... но теперь, когда он стал свидетелем явления Дракулы, оставить его в живых было совершенно немыслимо. Досада не проходила, и настроение тоже испортилось. Правда, она получила неоценимые сведения - возможности вампира, эта его собака, особенности "наследования"... Безусловно, все это стоило испорченного вечера.
Она поднялась, отшвырнула бокал в сторону, и коротко сказала:
- Убейте его.
И пошла прочь по знакомому коридору - по направлению к лифту.
Tags: аниме, инфернальность, ролевое, творчество, утопия
Subscribe

  • Приснится же такое...

    Приснился странный сон — гибрид меха-аниме и городской фэнтези. Решил записать, вдруг пригодится. Начало 22-го века. Уже несколько десятилетий…

  • Трудно быть Республикой

    Блин. Шестнадцать лет, как вышла Месть Ситха, а до меня только сейчас дошло (спустя сотни прочитанных фанфиков, статей, рецензий, просмотренных…

  • Супермен: Красный Сын – меньше клюквы, больше логики

    Итак, товарищи, посмотрел я вышедший в начале года мультфильм по известному комиксу Миллара «Красный Сын», и имею пару слов сказать по поводу этой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • Приснится же такое...

    Приснился странный сон — гибрид меха-аниме и городской фэнтези. Решил записать, вдруг пригодится. Начало 22-го века. Уже несколько десятилетий…

  • Трудно быть Республикой

    Блин. Шестнадцать лет, как вышла Месть Ситха, а до меня только сейчас дошло (спустя сотни прочитанных фанфиков, статей, рецензий, просмотренных…

  • Супермен: Красный Сын – меньше клюквы, больше логики

    Итак, товарищи, посмотрел я вышедший в начале года мультфильм по известному комиксу Миллара «Красный Сын», и имею пару слов сказать по поводу этой…