gcugreyarea (gcugreyarea) wrote,
gcugreyarea
gcugreyarea

Category:

Абсолютная ересь-9

Кота Хиранович Ефремов

(Анжела Ченина (eglenn), Кэт Вязовская (kat_vyazovskaya) и Серая Зона (gcugreyarea)).
Час вампира.


Сводка о положении дел у звездолета легла на стол Чагасу в назначенный час. Вошедший в кабинет Ян-Гао Юар не утруждал себя ни дворцовыми нормами этикета, ни учтивостью. Все эти проявления были не для него - главного убийцы планеты Ян-Ях. Этот человек уважал лишь силу - не только физическую, но силу воли, духа и хитрости, и Чагас понимал, что стоит ему, Великому Председателю, проявить слабость - и его пес с той же легкостью перегрызет глотку уже ему самому.
- Они создали еще одного вампира, - на стол Чагасу легла стопка фотоснимков, сделанных в степях близ звездолета. Силуэты на снимках расплывались - были засняты в движении.
Чагас хотел сжать зубы, но сдержался - нельзя показывать этой твари волнение. Убрать бы его - да слишком полезен. Но поставить на место давно пора. А то вон Ген Ши уже намекает, что он и к Эр пытался клинья подбивать... Это, Ян, слишком. Убрать бы кого-нибудь, кем ты дорожишь, да ведь нет у тебя таких людей, зверёныш. Знаешь, как опасно при твоей работе обрастать связями...
- Кто? - коротко спросил он, поглаживая снимок длинными тонкими пальцами.
На стол легли очередные документы и фотографии.
- Мы провели расследование, хотя это было нелегко. Нисселанто Айани Тантис, 30 лет, джи, руководитель программ биовоздействия. Одинока. Несколько дней назад бесследно исчезла из своей квартиры; дирекция института поспешила заявить о пропаже сотрудницы, чтобы снять с себя возможные обвинения. Мы наблюдали за перемещениями первого упыря... отследить все не оказалось возможным. Но после сопоставления данных мы убедились, что новый вампир и эта женщина - одно и то же лицо. Мы допросили сотрудников ее отдела, чтобы выяснить, с чем может быть связан выбор Алукарда. Предположительно - это древний артефакт, - еще один снимок, на котором был алый кристалл, лег черед Чагасом, - ценность которого эти идиоты не сумели понять и отдали женщине. Он исчез из ее квартиры вместе с нею. В квартире были обнаружены следы крови... судя по всему, инициация произошла именно там. После чего Алукард и женщина покинули квартиру и направились к кораблю. Теперь же он ее, - короткая пауза, - тренирует. Как бойца.
Глаза Чагаса сверкнули яростью.
- Значит, вот чего стоят все их заверения о мире...
Он посмотрел в упор на начальника "лиловых".
- Ты видел их оружие. Как ты оцениваешь шансы своих псов убрать землянина?
- Требует проверки боем, - лаконично ответил Янгар. - Их возможности защиты и нападения велики. Они не снимают своих скафандров, а в них они недосягаемы для любых физических воздействий. Кроме того, судя по всему, скафандры генерируют силовые поля, которые могут использоваться как оружие. Но не исключено, что земляне связаны своими этическими ограничениями.
- Значит, проверь. Так, чтобы к тебе не было следа. Натрави таких, кого не жалко, пушечное мясо. Если кто уцелеет - избавься. О результатах проверки и выводах - доложишь.
Янгар кивнул.
- Я буду держать вас в курсе, Великий Председатель.
В голосе его не было и тени привычного почтения или подобострастия. Янгар отлично понимал, что Чагас от него зависит.
- И ещё одно. В твоих бумагах есть одно... свободное место. После эпохи колонизации Сердце Акаши неожиданно исчезает на несколько столетий, и всплывает только после великого голода. Привлеки лучших сыскарей, выверни архивы наизнанку, но выясни мне, у кого оно было в это время.
- Мои люди занимаются этим, - сухо ответил Янгар. - Вы получите информацию так скоро, как это возможно. Что-нибудь еще?
- Нет. Можешь идти, - Чагас улыбнулся. - И смотри не сдохни раньше времени. Не лишай меня возможности убить тебя лично.
Янгар осклабился в ответ.
- Боюсь, что в этом удовольствии я буду вынужден вам отказать.
В его глазах читалось явственно - сам он был бы тоже не прочь побаловать себя удовольствием убить Чагаса.
Начальник лиловых скрылся за портьерами.

***

...Элиас Кимараре шёл привычными коридорами. Мысли летели по обычной дороге: сделать это, это, завтра приём, потом совещание, что ещё...
И внезапно - как видение остановило его посреди коридора.
Женщина.
Слишком красивая, чтобы быть настоящей...
Как ударило: она чужая... из чужих.
Он прищурился. Кто из них... Зачем здесь, невдалеке от покоев Чагаса?
Подошёл ближе.
- Добрый день, госпожа.
Женщина была погружена в чтение книги, Элиас узнал это издание - большой иллюстрированный альбом о прошлой войне.
На его приветствие она подняла голову - и улыбнулась.
- Добрый день, - голос ее оказался глубоким и плавным. - Простите, я не знаю вашего имени?...
Он поклонился.
- Элиас Кимараре, госпожа.
- Советник по делам культуры, - кивнула она, пристально глядя ему в глаза - взгляд был странным; глаза женщины необычно и совершенно нереалистично светились. Наверное, в темноте она могла бы освещать дорогу собственным взглядом. - Я - Фай Родис. Рада познакомиться с вами.
Он попытался выдержать этот взгляд, - получилось с трудом. Очень хотелось попрощаться и пройти дальше, но почему-то он не мог этого сделать.
- Прошу прощения, госпожа Родис, но здесь нельзя находиться. Позвольте мне проводить вас.
Она легко покачала головой. Трудно сказать, желала она или нет - но один вид ее действовал на мужчину, как удар: женщина была слишком красива, слишком притягательна - и слишком не было в ней и тени робости и страха. Перед нею Элиас почувствовал себя мальчишкой.
- Великий Чойо Чагас не далее как десять минут назад разрешил мне заходить в его покои без предупреждения. Но если вы настаиваете, я с удовольствием пройду в сад, - она поднялась и с улыбкой шагнула к нему.
Элиас невольно отступил на шаг. Он не мог отвести взгляда от неё.
- О, если сам великий Чойо Чагас... Тогда я беру обратно свои слова.
- Ну что вы... Я все равно хотела задать вам несколько вопросов, - она не спеша пошла вперед, давая Элиасу возможность идти рядом с нею. - Надеюсь, вы поможете мне разобраться в некоторых вещах.
Элиас перевёл дыхание.
- Смотря в каких. У меня узкая специализация.
- Я рассматривала этот альбом, - она показала ему книгу. - Он очень интересен, безусловно. Но мне стало очевидно, что многие снимки в нем совсем не соответствуют описаниям. Видите ли, я археолог, и немного разбираюсь в таких вещах...
- Война полушарий, - Элиас кивнул и нахмурился: поднимать этот вопрос было... не рекомендовано. - Покажите, пожалуйста, что именно вызвало у вас такие сомнения?
Она кивнула, но дождалась, когда они спустились по витой лестнице вниз, в сады. Только тогда она раскрыла книгу.
На снимке были развалины какого-то здания; судя по описанию, фотография была сделана сразу после взрыва бомб, сброшенных на город силами противника.
- Видите, - металлический палец быстро обежал фотографию, указывая на мелочи, - здесь через мусор проросла трава? и вот здесь, здесь... этим развалинам много лет, и дом был не жилым, судя по всему, это какой-то завод - подобные конструкции использовались и на земле... Похоже, снимок постановочный - его авторы хотели уверить зрителей, что все так и было. И таких ошибок в альбоме много.
Элиас в смятении смотрел то на фото, то на Родис. Додумалась... додумалась говорить такое там, где записывается каждое слово.
- Вы ошибаетесь, госпожа Родис, - он постарался, чтобы голос прозвучал ровно. - По меньшей мере, ошибаетесь. Боюсь, вы не понимаете специфики нашего искусства документальной фотографии.
Она несколько секунд смотрела на него - казалось, ее взгляд проникает к нему в самую душу. Потом закрыла книгу. Едва заметный кивок - и понимание в глазах. И вместе с этим - укоризна во взгляде: "что же вы, зачем этот обман?.."
- Да, господин Элиас, должно быть, я и вправду ошиблась. Я пока еще плохо знакома с историей Ян-Ях.
Элиас чуть заметно - одним взглядом - словно извинился, что ли... Не знал, поймёт ли она.
- Вы интересуетесь историей... Если госпожа Родис пожелает, мы можем организовать экскурсию по памятным местам.
- О да, - кивнула она, и Элиас прочел в ее взгляде искреннюю заинтересованность. - Мне было бы интересно это.
И добавила вдруг:
- Мне показалось, что вы похожи на некоторых людей со старинных фотографий из этого альбома. Должно быть, ваш род имеет древние корни...
А вот это она зря...
Элиас развёл руками.
- Каждый из нас, моя госпожа, имеет за плечами поколения и поколения предков. Мои предки также участвовали в той войне, как и многие другие люди нашей планеты... что поделать.
Она остановилась... прошла еще несколько шагов. Потом резко повернулась.
- Мы сейчас находимся в "мертвой зоне". Здесь не работают все ваши подслушивающие устройства. Элиас, почему вы постоянно говорите неправду? Вы боитесь наказания от владык?
Он секунду думал: поверить или нет, или же она провоцирует его... нет, слишком сложно... или...
- Госпожа Родис. Мы говорим ровно столько правды, чтобы остаться в живых. Скажите, сколько времени вы изучаете нашу планету?
- С момента прилета сюда. Ваш мир очень странен и непонятен для нас. Вы постоянно говорите не то, что думаете, делаете не то, что желаете, подчиняетесь не тем, кого уважаете... Вся ваша жизнь - сплошное отрицание собственной души, и в этом едины и последний кжи, и Великий Председатель. И тот, и другой одинаково несчастны, последний даже более. Я историк, я знаю причины этих явлений; но лишь теперь в полной мере ощущаю, что мой разум отказывается осмыслить их чувственно. Слишком противоестественно. Непонятно - как люди могут находиться в этом психологическом состоянии от рождения до смерти, и не сходить с ума...
Элиас смотрел на неё напряжённо и непонимающе.
- Неужели вы никогда не лжёте, госпожа Родис?
- Нет, - женщина смотрела на него совершенно открыто. - На Земле - нет. Я поняла - здесь приходился лгать. Но это так... - она приложила руку к груди, - так неприятно, мерзко...
- А что делать, - проговорил Элиас. От того, что она вдруг заговорила об этом, ему почему-то вдруг стало... легче, что ли. - Если под угрозу поставлена чья-то жизнь, или важное дело, - дело всей жизни, - то да, я солгу. Солгу сознательно, зная, что это нехорошо. Но только если дело будет того стоить... Поймите. Гораздо страшнее - и разрушительнее - лгать ради того, что на самом деле не стоит пятен на душе…
- Но вы - я имею в виду лично вас - фактически сделали ложь смыслом своей жизни. Вы заведуете здешними средствами пропаганды и информации; и все, что показывается по общественным каналам - лживо! Почему же вы до сих пор занимаете эту должность?
Элиас усмехнулся.
- Не всё. Это во-первых. А во-вторых... Жизнь гораздо сложнее, чем та наивная чёрно-белая картинка, которую вы представляете себе. Не буду пытаться обелять себя и перечислять свои заслуги, но... Если на моё место встанет другой, - гарантирую: множество поэтов, артистов и музыкантов исчезнут. Поверьте.
- Не нужно считать нас наивными, - возразила Фай. - Мы много не понимаем в вашем обществе, но право слово, не до такой же степени! Задам вопрос по-другому. Почему вы, те, кто сознают губительность нынешнего положения, миритесь с ним? Почему не предпринимаете глубоких мер, направленных к тому, чтобы освободить души людей? Ведь Чагас - один; армия лиловых не так уж многочисленна. Честных людей наверняка гораздо больше. И все же, все они парализованы страхом!
- Почему мы миримся... мы не миримся, госпожа Родис. Мы здесь живём. Живём в системе, которая создана не нами, которая сильнее нас, и сломать которую нам не под силу. Её не разрушить извне, - если вы о себе и своих товарищах. Да, я знаю людей, которые - опять же в рамках этой системы - думают не "как все». Я стараюсь прикрывать их, чтобы сохранить их жизни. Но это предел того, что возможно сделать. Остальное - извините, утопия.
- Что же видится вам реалистичным? - слегка нахмурившись, спросила Фай.
- То, что есть сейчас. Система, поверьте, не просто строй, подобный пирамиде, где наверху сидит Совет Четырёх. Это экономика - работающая экономика. Это наука. Это система образования и культуры, пусть она вам и не нравится. Без этой жёсткой структуры власти мы погибли бы уже давно, и вы, прилетев на Ян-Ях, обнаружили бы от силы горстку одичавших людских племён, отчаянно сражающихся за жизнь с местной фауной.
- Вы уверены, что лишь эта система может помочь выжить в нынешних экономических условиях? Неужели оболванивание людей - главное, на чем она зиждется - идет экономике на пользу?
- У нас нет другой, госпожа Родис. Вы говорите, что вы историк, - я тоже занимался историей в своё время... Так вот. История свидетельствует, что любой народ имеет то правительство, которое заслуживает.
- Но этот народ становится таким в результате воспитания, навязанного государством! - воскликнула Фай. В голосе ее впервые зазвучали эмоции. - И несмотря на то, что система специально оболванивает людей, то и дело прорастают настоящие человеческие души. Разве это не свидетельствует, что народ вашей планеты отнюдь не так безнадежен, как это пытаются представить?
- Госпожа Родис, - терпеливо сказал Элиас. - Эти, как вы выразились, "настоящие души" - единицы. Знаете, наши учёные однажды поставили опыт. Взяли маленьких зверьков... тай-рэт, вы, наверное, их знаете. Создали им идеальные условия в загончике, а вокруг загончика - создали условия омерзительные. И что же? Большинство зверьков сидело в загоне и радовалось жизни. И только шесть процентов, непонятно почему, пыталось выползти наружу и разузнать, что там происходит. И когда учёные разрушили загон, привыкшие к тепличной жизни зверьки погибли, выжили только шесть процентов. То же и с людьми. Большинство их - серая масса, которой не интересно ничего, кроме еды, примитивных зрелищ и половой жизни. Те, кому нужно большее, - это как раз эти самые шесть процентов. Их я прикрою. Остальным, поверьте, ничего не надо.
- Человечество Ян-Ях - одного корня с земным, - терпеливо сказала Фай. - Вы - земляне. Мы, экипаж звездолета - такие же рядовые люди нашей планеты, как произвольно взятые "кжи" и "джи" вашего мира. Всего лишь полторы тысячи лет назад ваша ветвь отделилась от земной. Это ничтожно малый срок. Вы недооцениваете силу воспитания, способного раскрыть потенции духа и разума в каждом разумном существе
Элиас в смятении взглянул на неё.
- Видите ли. Вы неправы в принципе. Да, я слышал эту версию происхождения человечества Ян-Ях, но... не в этом дело. Вы говорите - в каждом. Это не так. Не могут все быть равно великими музыкантами, или равно великими математиками. Всегда один лучше, другой хуже, третий и вовсе бездарен, и вполне возможно. он стал бы гениальным дворником или маляром. а вот только обстоятельства устроились так, что он километрами сочиняет какие-то прозаические произведения. Вы - не рядовые люди, я уверен. Каждый из вас в чём-то превосходит тысячи и миллионы других.
- Разумеется, каждая личность - уникальна. В том и состоит воспитание, чтобы научить человека видеть мир во всей его широте и многообразии, получать удовольствие от познания мира, творить, улучшая его еще более, получать радость от помощи всем остальным... А способность к творчеству и любознательность вложена в человека изначально. Или вы не знаете, как играют маленькие дети - оживляя своим воображением щепки, камешки, строя в фантазиях целые миры? А уж познавать окружающий мир дети стремятся даже в полной нищете - так они борются с нею. В вашем мире все эти потенции не получают развития, и губятся в угоду узкой специализации. Людям с детства внушают, что мечтать - стыдно и глупо, что есть лишь карьера и власть, которая дает все больше и больше материальных благ и возможностей возвышаться над другими; фильмами и прочей пропагандой внушают, что главное - сила и хитрость. А потом удивляются, что на этом отравленном корме вырастают сорняки!
Элиас Кимараре печально улыбнулся.
- Видите ли, в ваших словах есть доля истины, но вы неправы, и неправы в корне. Увы, если бы всё было так просто... Поймите. эта выбраковка, которая вызывает у вас столько негодования, - жизненная необходимость. Неужели вы думаете, что мы враги сами себе, чтобы перспективных детей своими руками отдавать в Дом Нежной Смерти? Нет. Те, кто попадает в кжи, - ни на что другое не годен, и я не жалею ни об одном из них. Вы скажете, что это жестоко? Да, это верно. Но посмотрите. Допустим. мы будем тянуть эти толпы ни на что не годных людей, которые, вырастая, будут только становиться балластом общества. взгляните, с каким удовольствием они потребляют эти, как вы считаете, примитивные передачи, фильмы. которые вызывают у вас отвращение. Неужели вы думаете, что это случайность?
- Если бы вы были правы, и дело было в исконных задатках, то и на Земле шестьдесят процентов населения были бы примитивными, ни на что не годными существами, - возразила Фай. - Разум и психика - пластичные системы, а вовсе не замкнутые в стагнации комплексы; их можно и нужно развивать, чтобы они раскрыли свои потенции. Здесь этого не делают. Кроме того, ваши отборочные тесты учитывают только факторы интеллекта - который сам по себе поддается стимулированию - и совершенно не оценивают творческие способности. В результате огромное количество потенциально перспективных детей направляется на "обучение", убивающее в них все человеческое. А ведь для здоровья общества важен не только технический уровень, но и культурный климат. Кроме того, простите, Элиас, но подлинные причины разделения на кжи и джи - вовсе не в насущной необходимости; примитивным народом, не имеющим будущего, гораздо проще управлять. А Чагас и его товарищи просто боятся людей, и сознательно держат их в низости - ради безопасности собственной власти. Если бы вы отправили на Землю несколько десятков детей "кжи", которых вы считаете тупицами и бездарями - вы сами через несколько лет удивились бы, не узнав этих детей.
Элиас тихо засмеялся.
- Вы оптимист. Я бы согласился дать вам этот десяток обречённых - просто ради эксперимента. Но, боюсь, меня в этом не поддержат. Насчёт того, что быдлом проще управлять... Пожалуй, вы правы. Однако, согласитесь, если на общем фоне этой серости появляются личности, - может, всё-таки, не так уж и забивает их всех система? Если бы она была нацелена только на забивание, она бы сделала это, причём уже давно.
- Это лишнее свидетельство в пользу силы человеческой души, а отнюдь не в пользу системы. Да, Земля знала режимы и хуже. Но если существует еще большее зло - разве это оправдание для зла чуть меньшего?
- Оправдание, не оправдание, - Элиас пожал плечами. - Мечтать об идеальном устройстве общества не возбраняется, однако надо же реально смотреть на вещи. Зло - существует, и искоренить его невозможно. А если невозможно искоренить, но необходимо использовать его в своих целях. Тогда от него будет хоть какой-то толк.
- Относительно "невозможно" - Земля же смогла, - улыбнулась Фай. - Точнее будет сказать - очень трудно, и путь к этому долог. Но цель останется недостижимой, только если вовсе не идти к ней.
Элиас вздохнул.
- Чтобы понять, что такое ваша Земля, чего она действительно достигла, и применимо ли хоть что-то из вашей жизни в наших условиях, надо было бы увидеть всё своими глазами.
- Мы привезли с собою множество фильмов и видеоматериалов, рассказывающих о Земле, но Чагас не верит нам - он считает все это инсценировками.
- Я тоже не верю, потому что прекрасно знаю, как снимаются фильмы.
- Но это правда! - в глазах женщины вспыхнула обида и возмущение. - Если бы вы отправились с нами на Землю, то убедились бы во всем сами. И потом, невозможно же подделать жизнь целой планеты!
Элиас засмеялся, голос его стал жёстким.
-Не стоит так возмущаться, госпожа Родис. Можно подделать жизнь не только целой планеты, но выдумать целый мир. Более того, - выдумать множество разных миров. Я, знаете ли, профессионал, и я постоянно имею дело с произведениями искусства, а также с проектами различных произведений искусства, которые приходят мне на одобрение. Фантазия людей бывает вычурна, болезненна, просто - больна. Мало ли кто что выдумает, госпожа, так что же - всему верить? Это, прошу прощения, опасно для психического здоровья. В таких же делах, как контакт между цивилизациями, можно доверять только одному: собственному опыту, тому, что можно увидеть, грубо говоря, потрогать. Ваша цивилизация признаётся реально существующей только потому, что мы видим ваши космические корабли, говорим с вами, видим вас. А так - извините. Вы сами только что, посмотрев на наши фотографии. заявляете: это подделка. Вы не верите, и вы правы. Почему же, когда вы встречаете то же самое от нас, начинаются эти обиды?
- Я же указываю, на основании чего считаю подделкой ваши работы. Если бы они были правдивы, вы всегда могли бы предоставить мне доказательства этого. Вы даже не видели наших материалов, а заведомо объявляете их ложью. Но если бы мы лгали вам, разве так мы вели бы себя с вами в остальном? Ложь - орудие для подчинения. Но если бы мы хотели подчинить вас, таких методов не понадобилось бы.
- Я повторяю ещё раз, если вам непонятно - могу переформулировать. Контакт между цивилизациями - слишком значимая и опасная вещь, чтобы доверять картинкам на экране. Докажите делом, что ваша система устройства жизни лучше, эффективнее нашей, покажите нам это на практике. Да, я знаю, что эта идея натолкнулась бы не только на противодействие со стороны Совета Четырёх: хуже, меня бы смели в мгновение ока.
Фай слегка нахмурилась.
- Внедрение нашей системы равнозначно силовому вмешательству в жизнь Ян-Ях. Вряд ли мы пойдем столь грубым путем: он имеет слишком много недостатков.
- Рад, что вы это понимаете.
- Но вы - всё же - морально были бы готовы к этому?
- Извините за назойливость, но я буду повторять снова и снова: мы, и только мы, жители Ян-Ях, имеем право решать, что хорошо и что плохо для нашей планеты. И как бы далеко ни ушли гости с других планет, они не вправе указывать нам, тем паче навязывать своё.
- Но под словом "мы" вы подразумеваете представителей власти, не так ли? Мнение народа Совет Четырех не рассматривает вовсе - об этом нам неоднократно говорилось напрямую.
- Госпожа Родис, если вы хотите вступить в конфликт, - пожалуйста, обращайтесь поверх голов правительства напрямую к народу. Думаю, вы вполне способны, ежели захотите, сформировать тайное правительство, которое будет плясать под вашу дудку и выполнять всё, что вы захотите, в обмен на обещания грядущего счастья для всего человечества. Однако имейте в виду, что при всей вашей мощи, у вас есть только ваш корабль и тринадцать человек экипажа, тогда как Совет Четырёх гораздо ближе к населению Ян-Ях, чем вам бы того хотелось, даже географически. Хотите развязать здесь войну - действуйте. Но тогда оставьте речи о благе, добре и справедливости.
Фай посмотрела на него задумчиво.
- Так, - она подчеркнула это слово, - конечно, действовать никто не станет. Мы - всего лишь разведчики. Решение будет принимать Земля. Войны и бедствий никто не допустит. Но я отнюдь не уверена, что Земля предоставит Торманс самому себе.
- Вы слишком много берёте на себя, - отчеканил Элиас. - И имейте в виду. Вы говорите о ненасилии, о свободе. Если вы будете лезть в жизнь нашей планеты, чтобы корёжить её под ваши нужды, вам придётся переступить как минимум через один труп. Мой.
- А ведь вам хочется увидеть в нас - себе подобных, - тем же задумчивым тоном проговорила Фай. - Это знакомо, это привычно, это опасность, с которой ясно, как бороться. Алукард предупреждал нас о подобной реакции...
-Простите, но Алукард для меня не авторитет. Я всё сказал вам. Думайте.
Фай спокойно кивнула. Нагнулась к своему СДФ, достала из него небольшой кристалл, напоминающий граненую стеклянную бусину.
- Это записи, - сказала она. - Мне бы хотелось, чтобы вы, прежде чем столь категорически судить о нас, вначале увидели все своими глазами. Чагас, конечно, запретил показ... но прибор настраивается индивидуально - никто, кроме вас, не увидит видеоизображения. Возьмите, - она протянула кристаллик Элиасу.
Кимараре несколько мгновений смотрел на кристалл, - выражение его лица вдруг стало почти мальчишеским... чтобы почти мгновенно вновь скрыться. Он осторожно взял кристалл.
- И как это смотреть? - спросил он.
- Мысленно дайте команду заработать, - объяснила Фай. - Прибор фиксирует излучения мозга. В тот момент, когда вы взяли кристалл в руки, он настроился на вас. Перед вами развернется объемный экран... на котором будет панель управления: наподобие содержания в ваших книгах. Управлять можно с помощью взгляда и мысленных команд. Здесь около сотни документальных фильмов на все важные темы, кроме того, библиотека справочных видеоматериалов. Все это скомпоновано по тематическим разделам. Если вы захотите уничтожить кристалл, то нужно мысленно приказать это и дважды подтвердить - во избежание случайности. Мы добавили всю эту секретность для того, чтобы не подводить зрителей под удар, - добавила она. - На Земле мы тоже иногда пользуемся индивидуальными настройками, чтобы не мешать другим, но у нас в ходу более универсальные приборы.
Элиас кивнул - без улыбки.
- Я изучу ваши материалы. Не обещаю, что быстро, как я понимаю, там весьма большой объём информации... Когда, вы говорите, вы покидаете Ян-Ях?
- Когда соберем достаточное количество сведений. Думаю, еще месяц мы пробудем здесь.
Элиас задумался.
- А как же ваш второй звездолёт? Или я что-то не понял?
- Не исключено, что будет не только второй звезолет, - серьезно сказала Фай, - но и третий, и пятый, и сотый. А может быть - мы отменим этот вызов... если убедимся в его бессмысленности.
Элиас посмотрел в сторону.
- Я так и думал. Что ж... Мне жаль мою планету.
- Лучше пожалейте тех, кто ежеминутно гибнет без смысла и без цели в ваших городах, - тихо сказала Фай. - Кто умирает прежде физической смерти из-за бессмысленности жизни, из-за калечащих душу унижений, из-за крушения надежд...
Лицо Элиаса стало каменным.
- От бессмысленности жизни, крушения надежд и искалеченной унижениями души вовсе не обязательно умирать, - он усмешкой подчеркнул последнее слово. – Я живу с этим. Много лет.
- Вы знаете, Элиас, - Фай присела на купол СДФ, - я смотрю записи из вашего города, от наших людей, которые там живут. Я сомневаюсь, что с вами согласятся люди, умирающие в ваших ужасных больницах, вынужденные всю жизнь бояться произвола владык и бандитов-кжи, заниматься тупой неинтересной работой, лишенные доступа к знаниям о вселенной и возможности свободного творчества - у вас даже личные дневники и стихи , не одобренные владыками, запрещены! И при всем этом владыки говорят о том, что несут народу благо!
Кимараре пожал плечами.
- Я когда-то пытался начать вести дневник. Бросил. Слишком омерзительно себя чувствуешь даже на следующий день, когда натыкаешься на запись. Раздетым. Просвеченным насквозь. Полностью беззащитным. А сколько при этом остаётся за гранью бумаги... Да. Главное не запишешь, а другие прочтут только это - слова, которые всегда неточны. И одна эта мысль, что кто-то другой прочтёт твое, личное... Лучше не надо, знаете ли.
- Бедные, бедные люди, - тихо сказала Фай. - Как мне жаль ваш мир...
Элиас как будто вдруг закрылся, - словно пожалел о неожиданно вырвавшейся откровенности, что ли...
- Не стоит. Мы такие, какие мы есть.
- Я знаю. Просто ничего не могу поделать со своими чувствами. Простите, это, должно быть, обидно для вас, - Фай встала и чуть поклонилась. - Ах да: вы можете , если хотите, оставить этот разговор втайне от других - о нем никто не узнает, если вы не скажете сами. СДФ транслировал на внешние камеры наблюдения модель... - Она помолчала. - Ну вот, теперь вы скажете, что таким же образом сделаны наши фильмы.
Элиас тихо засмеялся.
- В таком случае, будьте столь любезны, поставьте меня в известность о том, о чём мы с вами беседовали для других. Должен же я что-то отвечать на вопросы, зачем мы забились в зону без подслушивания.
- О пустяках. Я расспрашивала вас об альбоме, вы объясняли мне... - Фай улыбнулась. - Ничего хитрого
- Пустяки не обсуждаются в таких зонах, - возразил Кимараре. - Ладно... Если вас будут спрашивать, уходите от ответа.
- Хорошо, Элиас. Что ж, спасибо за беседу. Мне было очень приятно познакомиться с вами, - Элиас понял, что это не формула вежливости, а правда.
- Благодарю, - он склонился в положенном по этикету поклоне. - Я подготовлю для вас экскурсию по главным памятникам культуры Ян-Ях и сообщу.
Фай кивнула, и молча стояла, глядя ему вслед. Она думала о том, что, судя по всему, Алукард был прав. Или полное невмешательство, или полномасштабная, четкая, продуманная ассимиляция. Фай вынуждена была признать, что и разум, и сердце говорят за второе. Невмешательство - благодушно и чисто, но в этих условиях оно означает - стать пособниками в гибели и страданиях миллионов живых существ... А человечество Ян-Ях - не чужое. Это все те же земляне, лишь случаем заброшенные в глубины космоса. У Земли есть моральное право на вмешательство, в этом вряд ли кто-то усомнится...
Tags: аниме, инфернальность, ролевое, творчество, утопия
Subscribe

  • Приснится же такое...

    Приснился странный сон — гибрид меха-аниме и городской фэнтези. Решил записать, вдруг пригодится. Начало 22-го века. Уже несколько десятилетий…

  • Трудно быть Республикой

    Блин. Шестнадцать лет, как вышла Месть Ситха, а до меня только сейчас дошло (спустя сотни прочитанных фанфиков, статей, рецензий, просмотренных…

  • Супермен: Красный Сын – меньше клюквы, больше логики

    Итак, товарищи, посмотрел я вышедший в начале года мультфильм по известному комиксу Миллара «Красный Сын», и имею пару слов сказать по поводу этой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments